Русская Община

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Начало Публикации Процесс запущен… Русские покидают Казахстан

Процесс запущен… Русские покидают Казахстан

E-mail Печать

altЧисло соотечественников, переселяющихся в Россию по программе репатриации, за последние месяцы увеличилось в три раза. Если эта тенденция будет развиваться в том же русле, Казахстан столкнется со второй с начала 1990-х гг. волной эмиграции европейского населения, способной кардинально изменить его этнокультурный облик.

 


О резком увеличении количества желающих переселиться в Россию в конце октября сообщила руководитель временной рабочей группы Федеральной миграционной службы (ФМС) при консульском отделе посольства РФ в Казахстане Марина Пустэко. По ее словам, с мая этого года поток желающих выехать в Россию по программе переселения соотечественников увеличился в три раза. В Астане анкеты для участия в программе ежемесячно заполняют 420-450 человек. В Уральске и Алма-Ате, где действуют аналогичные группы, анкет заполняется меньше, но их количество с мая также утроилось. По Астане ежемесячно выдается 260-280 свидетельств потенциальных участников программы, а выезжают в Россию 120-130 человек.

Увеличение эмиграции из Казахстана зафиксировал и Росстат. По его данным, в январе-августе этого года положительное сальдо миграционного обмена между Россией и Казахстаном (количество эмигрантов минус число иммигрантов) составило 18,5 тыс. чел., тогда как за аналогичный период 2010 г. - 11,9 тыс. чел. Официальный, то есть регистрируемый статистикой поток переселенцев увеличился в полтора раза. Причем число переселенцев из России в Казахстан осталось прежним (около 4 тыс. чел.), увеличился лишь обратный миграционный поток. Расхождение между данными Росстата и ФМС объясняется двумя обстоятельствами. Во-первых, информация рабочей группы ФМС в Казахстане охватывает лишь период с мая этого года. Во–вторых, большинство мигрантов вплоть до недавнего времени переселялось в Россию вне рамок программы переселения соотечественников, а данные ФМС фиксируют именно ее участников.

Рост эмиграции из Казахстана в РФ меняет сложившуюся на протяжении предыдущего десятилетия картину почти полного исчерпания ее потенциала. С резким ростом эмиграции Казахстан столкнулся сразу после распада СССР, хотя превышение числа покидавших республику над приезжавшими наблюдалось с конца 1960-х гг. Если в 1991 г. миграционная убыль населения составила 58 тыс. чел., то в 1992 г., когда распад Советского Союза стал свершившимся фактом, Казахстан потерял уже 156 тыс. чел. В 1994 г. миграционная убыль достигла своего писка и составила 407 тыс. чел.

Всего же республику, население которой в 1991 г. составляло немногим более 16 млн. чел., за 1994 г. покинуло 477 тыс. чел., или почти 3% ее жителей. Если эмиграция продолжалась бы в тех же масштабах, Казахстан с его огромными территориями скоро мог бы обезлюдеть.

Ввиду этого власти пошли на смягчение национальной политики. В конституцию 1995 г. было включено положение об официальном статусе русского языка, а перевод на казахский язык системы образования, делопроизводства и других наиболее чувствительных сфер общественной жизни был отложен на будущее.

Принятые меры довольно быстро дали результат. Уже в следующем 1995 г. миграционная убыль сократилась почти вдвое (до 239 тыс. чел.), а в 1996 г. – еще почти в полтора раза (до 176 тыс. чел.). Всплеск эмиграции наблюдался лишь в 1997 г., когда Казахстан потерял 261 тыс. чел. Однако в дальнейшем миграционная убыль поступательно снижалась и в 2004 г. сменилась миграционным приростом населения, который сохраняется до сих пор. При этом отток русских и других «некоренных» этносов в Россию сохранялся, хотя и не в прежних масштабах. А положительное сальдо миграционного обмена обеспечивалось за счет переселения в Казахстан оралманов – этнических казахов, проживавших в других странах. Власти стремились расселить их в северных и северо-восточных регионах, населенных преимущественно славянами. Тем самым обеспечивался этнический баланс и создавалась «подушка безопасности» на случай обострения проблемы «русского сепаратизма». Несмотря на то, что на всем протяжении постсоветского периода она так и осталась гипотетической, проблему северных областей руководство Казахстана воспринимало крайне серьезно.

Увеличение эмиграции русских из Казахстана, наметившееся в этом году, связано с целым рядом обстоятельств, главным из которых является обострение языковых проблем.

В начале августа этого года Министерство культуры Казахстана опубликовало проект закона об изменении ряда нормативно-правовых актов, способный радикально преобразовать языковое пространство республики.

Законопроект предполагал практически полный перевод на казахский язык всего делопроизводства, включая документы типа жалоб и заявлений, необходимые при регулярном обращении населения в органы власти. Право вести документооборот на русском языке получили лишь коммерческие организации. В начале сентября идеи, заложенные в законопроекте, получили дальнейшее развитие. В Интернете было опубликовано открытое письмо представителей казахской интеллигенции к президенту и премьер-министру с требованием отменить 2-й пункт 7-й статьи конституции, в соответствии с которым русский язык в Казахстане является официальным и наравне с казахским может использоваться во всех сферах общественной жизни.

Волна общественного недовольства, поднявшаяся после появления этих документов, заставила власти заявить, что никаких резких изменений в сфере языковой политики не планируется. Но изменить миграционные настроения это не помогло. Во многом, видимо, потому, что, опасаясь полностью отдать этническую тематику в руки национал-патриотов и вызвать обвинения в безразличии к судьбе казахского языка, представители власти высказывались на этот счет очень осторожно. Открытое письмо о необходимости лишения русского языка официального статуса прокомментировал советник президента Е. Ертысбаев, по словам которого «… Это будет означать межнациональный раскол в Казахстане и межнациональные распри. И все, кто писали это письмо, по существу они призывают к такому развитию событий». Однако на более высоком уровне позиция государства по этому поводу так и не была сформулирована, что отнюдь не вселяет в русских уверенности в завтрашнем дне.

Языковая проблема является ключевой причиной усиления эмиграции русских из Казахстана и по оценкам российской ФМС. Второй причиной, тесно связанной с первой, является сокращение рабочих мест в реальном секторе экономики. «Я знаю, что проблемы есть с русским языком в Республике Казахстан, - ответила на вопрос о причинах эмиграции М. Пустэко, - и отсутствие работы на некоторых участках – дальних участках страны». Ранее языковую проблему она обозначила более четко.

«Люди беспокоятся о будущем своих детей, – отметила М. Пустэко, – Они боятся, что подрастающее поколение не сумеет сохранить русскую культуру и язык». При этом знание государственного (казахского) языка уже сейчас является необходимым условием для приема на работу в органы власти.

Если же разработанный Министерством культуры законопроект перейдет в ранг законов, то знание казахского языка станет обязательным едва ли не во всех сферах общественной жизни.

О том, что людей из Казахстана выталкивают именно национальные проблемы, свидетельствует и этнический состав мигрантов. Основными участниками программы репатриации являются народы европейского происхождения – русские, немцы, поляки. Лишь отдельные переселенцы являются представителями титульного этноса. «Казахов немного, по количеству можно сказать, что человек десять за этот год было – отметила М. Пустэко, - Мы не занимаемся в принципе выяснением причин, но у многих жена или муж (русские), то есть в составе семейных пар кто-то русский». Если людей толкают на эмиграцию не национальные, а, скажем, экономические факторы, они должны в равной мере воздействовать на все этнические группы. В Казахстане же явно имеет место этническая эмиграция, затрагивающая, прежде всего, европейское население. Поскольку же русские в Центральной Азии традиционно отличались высоким профессиональным и образовательным уровнем, Казахстан теряет квалифицированных специалистов. Среди переселенцев, по словам М. Пустэко, преобладают люди с высшим и техническим образованием, «то есть люди грамотные – выезжают и профессора, и кандидаты наук, также и представители государственной власти». Причем выезжают как отдельные молодые специалисты, так и целые семьи вместе с родителями и детьми.

Данные ФМС отражают лишь верхушку айсберга, который представляют собой миграционные проблемы Казахстана.

Опубликованные в октябре результаты исследования Института политических решений (Алматы) показали, что число потенциальных эмигрантов достигает почти трети (28,5%) жителей страны.

Причем 11,8% из них уже приняли решение о переезде, а 48% планируют его. Основная масса тех, кто намерен уехать, находится в экономически активном возрасте (30-49 лет). По этнической принадлежности большинство из них составляют русские (43,6%). Сведения о национальном составе переселенцев несколько расходятся с данными ФМС, которые, однако, характеризуют только участников программы репатриации, а не потенциальных мигрантов вообще. Наиболее высокий процент тех, кто хотел бы покинуть Казахстан, наблюдается в северных (27,4%) и западных (21,7%) областях. Причем если по северным регионам, населенным преимущественно славянами, высокий процент потенциальных эмигрантов удивления не вызывает, то в западных областях, среди жителей которых преобладают казахи, он выглядит довольно неожиданно.

Несколько иначе по данным опроса выглядят и причины эмиграции. На первом месте находятся материально-экономические проблемы (19,7%), за ними следует отсутствие перспектив (15,6%) и языковая политика государства (13%). С чем именно связано отсутствие перспектив, авторы исследования не уточняют. Но если суммировать этот показатель с языковой политикой, то именно она будет главной причиной отъезда. Значительная часть потенциальных эмигрантов (43,1%) при принятии решения о переезде будут ориентироваться на развитие социально-политической ситуации в стране, что говорит об ощущаемой ими нестабильности. Ее главной причиной, по всей видимости, является неопределенность внутри- и внешнеполитического курса Казахстана после смены главы государства, которая в обозримой перспективе так или иначе ему предстоит. Это ощущение усиливается нарастанием религиозного экстремизма, вылившегося в серию терактов на территории Западного Казахстана, а также примером соседней Киргизии, где смена элит приняла форму второй за последние пять лет революции с массовыми беспорядками, ожесточенными межэтническими столкновениями и многочисленными жертвами.

Впрочем, эта проблема во многом является общей для постсоветского пространства. И Казахстан в этом плане не исключение. Более того, на сегодняшний день он отнюдь не является лидером по численности мигрирующего в Россию населения.

За январь-август этого года наиболее высокое сальдо миграционного обмена с Россией имел Узбекистан (39,8 тыс. чел), за которым следовала Киргизия (26,2 тыс.), Украина (23,5 тыс.), Таджикистан (22,1 тыс.) и Армения (20,5 тыс.). Казахстан в это ряду занимал шестое место (18,5 тыс.), опережая лишь Азербайджан (13,7 тыс.), Молдавию (11,5 тыс.), Белоруссию (3,8 тыс.) и Туркменистан (2,2 тыс.). Причем численность и удельный вес славянского населения в Узбекистане и Киргизии, которые в 1,5-2 раза опережают Казахстан по количеству переселенцев, существенно ниже. Следовательно, проблемы, которые заставляют жителей этих республик переселяться в Россию, являются гораздо более острыми и насущными.

Казахстан сегодня столкнулся с первыми проявлениями усиления миграционного оттока европейского населения. В абсолютном выражении рост эмиграции пока не очень значителен, особенно на фоне других государств Центральной Азии. Однако численность русских в республике на протяжении последнего десятилетия планомерно сокращалась, пусть и не такими высокими темпами, как в 1990-е гг. По итогам переписи 2009 г. удельный вес русских в республике составлял 23,7%, тогда как в 1999 г. он был равен 30%, а в 1989 г. – 37,4%. Темпы сокращения численности русских по сравнению с первым постсоветским десятилетием снизились с 26,1 до 15,3%. Однако, усиление миграционных настроений среди европейского населения способно эту тенденцию переломить. В результате увеличение доли казахов и других азиатских этносов среди жителей Казахстана будет происходить гораздо быстрее.

Александр Шустов

По материалам russianskz.info
 

 
Loading...

Друзья сайта

Всеправославная социальная сеть

Молодёжный сайт

Баннер ОКВ СкР

Интернет-магазин ДЕЛОКРАТ

Православные МО

Мы в сети

[info]rusobschina в Живом Журнале

Наша группа ВКонтакте


ВЫЖИВАЕМ

Русский образ

Рождественн...
Image Detail
Александр К...
Image Detail
07
Image Detail
С рождество...
Image Detail
Думай о буд...
Image Detail

Яндекс цитирования