Русская Община

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Начало Публикации Время упущенных возможностей (Новая кавказская война, как часть III Мировой)

Время упущенных возможностей (Новая кавказская война, как часть III Мировой)

E-mail Печать

altСобытия на Северном Кавказе, несмотря на предпринимаемые властями энергичные меры и оптимистические прогнозы некоторых «кавказоведов», развиваются не столь благоприятно, как хотелось бы. Взять хотя бы сроки, явно затянувшейся операции по уничтожению террористов и ликвидации бандподполья, значительно расширившийся за последние годы ареал зоны её проведения, число растущих жертв…

Объяснений и причин этому много. Рискну рассмотреть одну из них – отсутствие грамотно организованного информационно-психологического и пропагандистского обеспечения операции.

Греки, французы, англичане, немцы, русские…

(Вовремя сказанное слово)

Первое напоминание о пропаганде, как особой форме боевого информационного воздействия на противника, можно отыскать в V веке до нашей эры. Тогда афинский полководец Фемистокл во время войны с ионийцами приказал высечь на скале надпись: «Ионнийцы, вы совершаете грех, сражаясь против своих отцов, помогая поработить Грецию! Поэтому лучше переходите к нам, а если не сможете этого делать, то отведите свои войска с поля боя». С тех пор мало что изменилось в практической сути пропагандистских клише войн всех времён и народов, особенно с появлением типографий.

В полной мере роль пропаганды, как способа достижения своих политических и военных целей, оценил, а затем взял на вооружение Наполеон. В истории его многочисленных завоевательных походов известны случаи, когда ещё до взятия им очередного города, выходили газеты, где чёрным по белому было напечатано о вступлении в него «доблестных войск Бонапарта». Что после этого оставалось делать защитникам гарнизона, о сдаче которого «непобедимому французскому императору» их уже оповещал печатный орган? Нередко, такие смелые информационные находки приносили свои плоды.

На новый уровень пропаганда, как эффективная и управляемая сила воздействия на противника, вышла с началом Первой Мировой войны. Признанными лидерами использования печатного слова, как оружия массового поражения, стали в ней англичане, располагающие самой развитой системой добычи, обработки и распространения информации. Именно англичане запустили, получившую тогда широкий резонанс «утку», о том, что де немцы перерабатывают трупы вражеских солдат на стеарин и корм для свиней. Это сообщение вызвало целую бурю негодования, протестов и возмущения по всему миру, и создало Германии массу проблем не только на фронте, но и в дипломатических отношениях с целым рядом доселе нейтральных стран.

В дальнейшем информационно-пропагандистское обеспечение боевых действий становится обязательным элементом всех уважающих себя государств – участников конфликта. Яркий пример - «геббельсовская пропаганда», начало которой положило соглашение, заключенное в 1938 году между вермахтом и Министерством просвещения и пропаганды Германии. Тогда же были сформированы и первые специальные пропагандистские роты, которые уже в 1943 году выделили в отдельный род войск, типа «propagieren Truppen». Общая численность этих специфических формирований на тот период - 15 тысяч человек. Высокий уровень германской пропагандистской машины, особенно после извлечённых немцами уроков первых двух лет войны с Советским Союзом, отмечали многие участники Великой Отечественной.

Приведу отрывок из воспоминаний одного из ныне здравствующих ветеранов той войны, старшины в отставке Зибита Умаровича Зибитова: «Помню как-то зимой, немцы нам как включат песню «Раскинулось море широко…» - слышимость отличная, ощущение, будто динамик над головой. Хорошая песня, но печальная. Там ещё слова в конце про старушку, которая напрасно ждёт сына домой. Наверное, поэтом и включали, чтобы душу разбередить и тоску нагнать. А потом песня прерывается и нам на чистом русском кричат: «Иван, что у тебя на ужин? Сухари? Хлеб старшина уже поделил? Приходи к нам – у нас на ужин горячее картофельное пюре с консервами, белый хлеб с маслом». Всё, сволочи, про нас знали, что нас тогда плохо кормили – сухарями, да перемороженным хлебом».

Не забыто было нацистами и мирное население т.н. «восточных территорий». Только на русском языке в оккупированных областях издавалось и распространялось 230(!) периодических изданий.

Советская пропагандистская машина не отставала от немецкой по масштабам и объёмам, если её мощность выразить в миллионных тиражах листовок и газет, децибелах озвученных радиопрограмм и передач, километрах киноплёнки. Пройдя своим путём неудач и ошибок, к концу войны с её помощью были достигнуты весьма ощутимые результаты.

Как справедливо пишет исследовавший эту проблему И.Мощанский в своей работе «Информационная война» (органы спецпропаганды Красной Армии): «…эффективность пропагандистского воздействия трудно выразить в конкретных цифрах, однако одним из показателей является увеличение количества военнослужащих, сдавшихся в плен, относительно количества погибших. Разумеется, этот показатель нельзя рассматривать как прямой результат информационно-пропагандистского воздействия…, но и отрицать это воздействие никаких оснований нет». Результативность этой работы возрастала по мере приближения войны к развязке. Далее автор исследования приводит такие цифры: по результатам действий 2-го Белорусского фронта, соотношение безвозвратных потерь противника к пленным в Восточно-Прусской операции составило 6,2:1, а по мере развития наступления уже при проведении Западно-Померанской операции, отношение сократились до 1,5:1. Успешной, с точки зрения воздействия советской пропаганды на противника, может считаться и операция по ликвидации Данцигско-Гдынской группировки немцев. Тогда командование фронта, используя всю свою пропагандистскую мощь - 41 звуковещательную установку, 4896 раз обратилось к окруженцам с предложением сдачи в плен. В результате чего 14000 солдат и офицеров противника сложили оружие. И скольким солдатам: вражеским и нашим спасло жизнь, приблизило победу это вовремя сказанное слово!

Можно сделать ещё один вывод. Советская пропаганда была сильнее германской уже потому, что в её основе лежал понятная всем воинам Красной Армии идея, основанная на справедливости ведомой ими войны: «Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами!»

Главный инструмент решения задач

С окончанием Второй мировой войны, война информационная получила наоборот новый толчок и дальнейшее развитие. Наиболее удачные заготовки «мастерской доктора Геббельса» не были забыты, а взяты на вооружение новыми претендентами на мировое господство – американцами. Я опускаю в статье период информационно-пропагандистского противостояния между СССР и США времён холодной войны, которая закончилась поражением Советского Союза, поскольку это увеличит размер публикации. Что же касается постсоветского периода, то ограничусь лишь несколькими цитатами, попытавшись показать масштабность войны, которую некоторые политологи называют III Мировой. Результат её моё поколение наблюдает в режиме «онлайн» и ошибкой будет считать, что она окончилась с крушением СССР.

Приведу небольшой фрагмент из секретного доклада Билла Клинтона середины 90-х гг., опубликованного 15 лет назад в отечественных СМИ: «Когда в начале 1991 года сотрудники ЦРУ передали на Восток для осуществления наших планов 50 миллионов долларов, а затем ещё такие суммы, многие из политиков, военных так же не верили в успех дела. Теперь же, по прошествии четырёх лет, видно: планы наши начали реализовываться. Однако, это не значит, что нам не над чем думать. В России, стране, где недостаточно сильно влияние США, необходимо решать одновременно несколько задач…».

Главным инструментом решения этих самых задач «стали СМИ, как классические, печатные, так и электронные, - пишет в своей книге «Особый фронт» доктор исторических наук А.Окороков. - Проводниками же – многочисленные «национально-освободительные движения», «независимые» общественные организации, рождённые в 60-х годах диссиденты, чуть позже «профессиональны» борцы за права человека и др. Удачными результатами информационно-психологической войны стали «бархатные революции» в социалистических странах, «цветные революции» в советских республиках, этнические и территориальные военные конфликты на территории бывшего СССР».

Сделаны ли были какие-нибудь выводы российским правительством по контролю за своим медиапространством, отстаиванию на информационном поле своих национальных и государственных интересов, патриотического воспитания молодёжи и защиты граждан от разрушительного воздействия «оружия массового поражения» (читай, СМИ)? Вот данные, которые приводит через пять лет после скандального клинтоновского заявления известный отечественный дипломат Ю.Кашлев (ныне покойный): «В начале 2001 года зарубежные информационные ресурсы на территории России превышали национальные в среднем на 15-20% (от содержания материалов до технических средств передачи). 56% отечественных журналов и 19% газет изготавливали свою продукцию за рубежом. На конец 2000 года на территории России было зарегистрировано 38 электронных и 66 печатных СМИ, созданных с участи иностранных инвесторов или в числе учредителей которых были иностранные юридические лица; более 1100 иностранных изданий получили разрешение на распространение своей продукции в России». От себя добавлю, что даже некоторые ведомственные издания силовых структур сегодня финансируются на деньги наших западных партнёров по НАТО.

Мало изменилась ситуация спустя ещё 10 лет. Как сообщило 15 марта 2012 года информационное агентство «Росбалт», замгоссекретаря США по вопросам Европы и Евразии Филипп Гордон в ходе своего выступления в Вашингтоне заявил, что «Права человека и поддержка демократии остаются в числе направлений нашей работы. После прихода в Белый дом Барака Обамы в 2009 году, мы (администрация США) потратили на поддержку демократии и обеспечения прав человека в РФ $200 млн».

Неужели среди наших здравые умом граждан остаются ещё люди, сомневающиеся, как будут потрачены эти 200 миллионов? Ведь плоды подобных вкладов американцев в «поддержку демократии» и особенно «прав человека», мы видим сегодня в Ираке и Афганистане, Египте и Йемене, Ливии и Сирии. Ещё задолго до этих печальных событий, в 2006 году, упоминаемый выше доктор исторических наук А.Окороков писал: «Манипулирование сознанием масс и создание дестабилизирующей психологической обстановки подобно мине замедленного действия. Её разрушительные ростки уже взошли на всех континентах земного шара и грозят взрывом не только внутри какой-либо одной политической системы, но и цивилизации в целом. Следствием Третьей, информационно-психологической войны стали активизация международного терроризма…»

Печально, но в либерально-демократическом понимании свободы российского розлива, «сознание масс» - дело самих масс. Статья 13 конституции РФ признает не только «идеологическое», но и «политическое многообразие, многопартийность». Особо оговорено, что «Никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной». Поэтому в новой России и в её воюющей армии в особенности, не существует органов, в задачу которых входили бы идеологическо-пропагандистские функции. О том, хорошо это или плохо поговорим в следующей главе.

…Как слон в посудной лавке

После позорного, но закономерного поражения КПСС и распада Советского Союза, на огромной территории бывшего союзного государства образовался идеологический вакуум, который стремительно стал заполняться пёстрыми, в основном либеральными и националистическими «идейками» (что, как мы помним, абсолютно не противоречит конституции). Особенно бурно протекал этот процесс в Чечне-Ичкерии, где лидерами спешно созданного ультранационалистического Общенационального конгресса чеченского народа (ОКЧН) лихорадочно велись «научно-изыскательские работы» по выведению истоков вайнахской нации. И они не могли не увенчаться успехом.

Щедро проспонсированные изыскатели вскоре нашли след прапредков чеченцев… среди потомков библейского Ноя (Нуха), отсюда вайнахи – «народ Нуха» (именно так объяснял мне этимологию слова молодой ингуш Ахмет Н., кстати, действующий сотрудник МВД РИ). Подобной пропагандой были заполнены не только ичкерийские газеты времён Дудаева - Масхадова, массовыми тиражами издавались учебные пособия и книги. (Одна из них, «Очерки истории и государственного устройства чеченцев с древнейших времён», со штемпелем библиотеки средней школы №2 г.Аргун, написанная историком И.Сигаури, бывшим руководителем отдела образования и культуры временной администрации Чеченской Республики, есть в моей библиотеке).

Но этим дело не закончилось – оказалось, что от вайнахов-чеченцев произошли все остальные народы земли, включая русских. Именно так на полном серьёзе утверждал один из чеченских «учёных», некто Г.Муртузалиев на страницах газеты «Чеченское общество». Можно было бы и беззлобно посмяться над попытками представителей маленького кавказского народа найти свои корни, если бы не знать, чем заканчиваются такие шутки. Сколько идеологического яда было влито в души доверчивых вайнахов, и особенно молодёжи, знает только Аллах.

Именно нетерпимый национализм в форме крайнего шовинизма, помноженный на затаённые обиды к соседям и прежде всего русским, был положен в основу идеологических выкладок «антируссистской» пропаганды «чеченского геббельса» М. Удугова и «аварского гитлера» М.Тагаева, автора настольной книги кавказских русофобов «Наша борьба, или повстанческая армия ислама», где русские прямо названы «нацией душегубов, мародёров, пьяниц, насильников, беспредельщиков и уголовников». Зная менталитет чеченского народа, идеологи сепаратизма уверенно давили на нужные педали, поднимая волну народного сопротивления «русским поработителям».

Увы, в этом им помогали своими неуклюжими попытками «держать руку на пульсе» руководители «новой России», дезориентированные истинным положением дел в бывшей ЧИАССР. Их манёвры, особенно первое время, напоминали действия слона, случайно оказавшегося в посудной лавке. К слову, книги И.Сигаури и М.Тагаева издавались соответственно в Москве и Киеве под носом у беспечного гаранта конституции - главы Российского государства, на деньги, выделенные «другом Биллом» «для поддержки и развития демократии и прав человека» на варварском Востоке.

Официальный Кремль весьма вяло реагировал на эти, как казалось, булавочные уколы. Наша пропагандистская машина (некое её подобие всё же сохранилось) была основательна расбалансирована. Кто тогда отвечал за её работу сейчас и не вспомнишь. Обрывочные, весьма противоречивые и невнятные сообщения о событиях в далёкой Чечне в официальных источниках, не помогали российскому читателю и зрителю, в т.ч. военному сформировать чёткую позицию по отношению к политике Дудаева.

«Информационное поле было отдано либералам-«правозащитникам», чья ненависть к русскому народу и симпатия к террористам видна всем…, - писал уроженец Северного Кавказа, кандидат философских наук, религиовед, специалист по молодежной субкультуре, публицист Ю.Сошин. - История отдана на откуп кому угодно, разобраться в нагромождении националистических и советских мифов никто не пытается. Это прекрасная питательная почва для национализма и религиозного экстремизма… То, что история является полем боя для идеологических войн, в Москве не понимает никто… Мусульманский экстремизм при такой ситуации для многих становится «идеологией справедливости», спасением от аморальности, безнравственности и духовной скверны, приносимой западной цивилизацией (и Россией)». Слова «зрившего в корень» проблемы человека, как это часто у нас бывает, увы, не были услышаны!

Вспоминаю, как на базе нашей части готовили офицеров, которые должны были входить в составе своих подразделений в Чеченскую республику в декабре 1994 года. Помимо узко служебных инструктажей раздавалась и литература: Указы Президента РФ от 30 ноября 1994 года N 2137 "О мероприятиях по восстановлению конституционной законности и правопорядка на территории Чеченской Республики)", от 9 декабря 1994 года N 2166 "О мерах по пресечению деятельности незаконных вооруженных формирований на территории Чеченской Республики и в зоне осетино-ингушского конфликта"; обращение Б.Ельцина к жителям Чеченской республики и военным… Я тогда не увидел ни подробных карт района действий, ни русско-чеченских разговорников, ни хотя бы кратких справочников по истории непростых взаимоотношений двух народов, и что самое главное, не обнаружил никакой идейно-пропагандистской нагрузки, сопровождавшей эту авантюрную затею. «Замполиты» кроме раздачи вышеуказанных документов ограничились дежурным напутствиями «о поддержании дисциплины и правопорядка» по дороге и в зоне проведения операции, которая видимо недаром получила название «Лом»…

«Есть приказ и мы обязаны его выполнить!» - примерно так звучал контекст основных тезисов обоснования ввода войск для военных. У меня лично сложилось впечатления, что ребята едут на манёвры. И это неудивительно, ведь официальным поводом ввода войск в субъект Российской Федерации было объявлено «восстановление конституционного порядка и разоружение незаконных вооружённых формирований». Защищать оказывается люди ехали не что-нибудь, не кого-нибудь, а… конституцию! Никаких тебе лозунгов и призывов к восстановлению целостности любимого Отечества или (упаси Боже!) спасения русского населения Чечни. Думаю, что освободительный поход Красной Армии на Западную Украину и в Прибалтику был идеологически подготовлен и обоснован на несколько порядков лучше, хотя бы потому, что этим занимались профессионалы под недремлющим оком Иосифа Виссарионовича.

Когда с Кавказа по замене вернулись первые наши офицеры я, общаясь с ними, пытался разглядеть в них хоть какое-то чувство гордости за участие в выполнении ответственной государственной задачи, а услышал рассказы… о бестолковой гибели нашего командира и ещё четверых ребят, попавших под обстрел, видимо не слишком трезвых коллег из другого силового ведомства. Позже мне самому довелось участвовать в пропагандистском обеспечении и даже идеологическом противоборстве в чеченской кампании. Как это было расскажу в следующей главе.

Чебурашка против… лезгинки

С декабря 2004 по март 2005 года я исполнял обязанности редактора газеты военного коменданта Чечни «Возрождение республики» - еженедельника, издаваемого на военной базе штаба объединённой группировки войск (ОГВ) в Ханкале. Это тогда был, по сути, единственный(!) печатный орган всей группировки – пропагандистский рупор командующего ОГВ, которому подчинялся комендант. Газета предназначалась жителям республики и распространялась через комендатуры в каждом районе. Отвечал за её выход и содержание заместитель командующего по работе с личным составом и населением.

Готовясь заступить «на вахту» на три месяца, я набрал контрпропагандистских, в основном антиваххабитских материалов, представляя себя настоящим бойцом идеологического фронта, в тайне мечтая о пресс-дуэли с самим Удуговым. Каково же было моё изумление и разочарование, когда вступив в должность, я понял, что такая газета по большому счёту не нужна ни-ко-му и меньше всего чеченцам. К тому времени здесь помимо нескольких республиканских газет выходили и районные газеты, в т.ч. на чеченском языке. Наше «Возрождение» не могло конкурировать даже с ними по нескольким причинам.

Во-первых, выходила газета на очень плохой бумаге (кто-то из редакторов чеченских районок высказал мысль, что она очевидно из запасов времён прошедшей войны); во-вторых, график выпуска номеров периодически срывался (то из-за проблем в полевой типографии, то из-за отсутствия краски, либо бумаги); в-третьих, её распространение никто не контролировал, поэтому чаще всего пачки с газетами валялись под столами у помощников комендантов районов по работе с населением; в–четвёртых, содержание газеты наполовину состояло из официальных региональных новостей, а наполовину из статей, адресованных военнослужащим группировки (чаще всего это были материалы из тематики по ОГП-общественно-государственной подготовки). Изюминкой номера считалось обращение военного коменданта к жителям Чечни в честь праздников.

Иногда приходилось готовить листовки. Я видел подобную продукцию, разработанную доморощенными пропагандистами 42 мсд, дислоцированной в республике на постоянной основе. Запомнился один из шедевров – одноногий Чебурашка, чем-то похожий на Басаева и стихи, вызвавшие у меня улыбку. Наша листовка – плод бессонной ночи меня и моего боевого зама – капитана Сергея Постнова, была, наверное, круче: смерть с косой, подкравшись сзади к неуловимому Шамилю, который рассматривает в бинокль жертвы очередного теракта, кладёт ему на плечо мосол: «Я за тобой, пора!». Тут же фамилии ранее уничтоженных видных бандитов, а внизу объявление: за информацию о месте нахождения террориста Ш.Басаева полагается круглая сумма и телефон отдела УФСБ по ЧР. Командующему листовка понравилась, и он приказал, чтобы она «висела на каждом чеченском заборе». Что-то мы успели передать в комендатуры, а остальной тираж (всего около 10 тысяч экземпляров) офицер из отдела по работе с населением с помощью вертолётчиков разбросал над каким-то лесным массивом. Хранятся в моём архиве и пропагандистские листовки сепаратистов. На одной - сидящая в нефтяной луже пьяная свинья в форме ОМОНа с чеченским кукишем у рыла, на другой (снятой мной с забора в посёлке Дышне-Ведено) - предупреждение жителям о неминуемой смерти за сотрудничество с кяфирами.

Ещё несколько замечаний по поводу видео- и аудио-пропаганды. В той же командировке я ознакомился с классикой жанра джихадистов, роликами, типа «Лезгинка», в котором под зажигательные ритмы известной мелодии с наложенным на него волчьим воем и кадрами танцующей в национальной одежде вайнахской молодёжи, идёт видеонарезка сюжетов гибели ненавистных федералов от рук воинов Аллаха. Очень удачное по силе и простоте подачи агитационное произведение. Эти ролики, наряду с песнями талантливого чеченского барда – ваххабита Т.Муцураева бандиты всеми путями вбрасывали в наше медиапространство. И они сыграли свою роль в подрыве морального духа наших военнослужащих, что я готов подтвердить на примерах. (К сожалению, с этим влиянием вражеской пропаганды никто, включая ФСБ и «особистов», даже не пытался бороться). А вот из подготовленного нашими воспитательными и прочими органами ничего подобного по адекватности психологического воздействия, ни на наших солдат, ни на бандитов, мне не попадалось. Выручали Николай Расторгуев, Юра Шевчук, да ещё пара не самых известных, но не менее талантливых артистов. А вот самыми «крутыми» нашими роликами было видео, командированных на войну российских тележурналистов. Но их главным недостатком было полное отсутствие какого-либо позитива и перебор с чёрным юмором. Делали эти ролики мои гражданские коллеги для себя, поэтому, вложили в них, что называется, всю душу. Но что было на душе у русских репортёров?

Небескорыстный интерес

Чтобы понять о чём я говорю, приведу интересную цитату из книги «Вторая чеченская» белорусского писателя-публициста, независимого военный эксперта Н.Гродненского (Малишевского) - (Н.Г.): «Ещё в июле-августе 1996 г. … ГРУ было проведено исследование информационного вещания НТВ. Выяснилось, что в среднем «чеченская» тематика занимала в программах НТВ от 10 до 18 минут на информационный выпуск, 80% всех съёмок сделанных энтэвэшниками велись со стороны бандитов. Либо использовались плёнки, снятые на стороне бандформирований. Оставшиеся 20% НТВ обычно делила между съёмками разрушений, обычно приписываемых армии, взятии интервью у местных жителей, «страдающих от русской агрессии» или же комментариями своих тележурналистов, в лучшем случае на фоне российских позиций, но чаще у сгоревшей российской техники. Журналисты, пытавшиеся сотрудничать с НТВ, отмечали, что практически остались невостребованными съёмки, показавшие удачи и победы российской армии, а если и использовались, то с комментариями, шедшими зачастую в полную противоположность снятому».

К сожалению, противник часто переигрывал нас и не только тактически, но и стратегически. Надо признать, что к войне, особенно её информационной составляющей, чеченские «трактористы и спустившиеся с гор чабаны» оказались готовы лучше нас - таких умных и сильных, и что самое обидное – считавших себя профессионалами. Куда только девается кровью и потом добытый опыт всех наших прошлых войн и военных конфликтов? «Чтобы победить там, где идёт война подобного рода, власти необходимо, прежде всего, мобилизовать общественное мнение. Для победы России нужны не только надлежащие дополнения по контрпартизанским действиям в уставы, но и вожди, стратеги информационно-психологической войны, а так же понятные лозунги, способные привести к победе» (Н.Г.)

Увы, но таких вождей и стратегов, способных дать понятные лозунги и мобилизовать общественное мнение, по крайнее время в нужное время и в нужном месте у нас не оказалось. Зато бандиты, не надеясь на свои готовые кадры, не стеснялся покупать их у противника, т.е. у нас с вами. В своё время комиссия С.Говорухина опубликовала трофейный документ – докладную записку начальника ДГБ ЧРИ «бригадного генерала» Р.Гелисханова на имя Дудаева о потраченных сотнях тысяч долларов на подкуп российских журналистов. Этот документ наши «акулы пера» тогда поспешно объявили фальшивкой. Но вот что пишет Н.Гродненский: «По сообщению информированных источников, близких к финансовым кругам, участвовавших в Давосском форуме (2000 г.), стало известно о факте перевода в Россию около полутора миллиардов долларов для оказания «гуманитарной помощи населения Чечни». По данным того же источника, деньги были предназначены для лоббирования интересов чеченских боевиков в российских СМИ. Особый интерес у организаторов предпринятой акции вызвали государственные и лояльные Кремлю СМИ».

Очевидно, что часть этих денег пошла на расходы, связанные с формированием А.Масхадовым специального «отряда идеологической обработки и пропаганды» – эдакого ичкерийского варианта propagieren Truppen, «вооружённого» фальшивыми документами, лживыми кино-, фото-, видеоматериалами. Этот отряд был создан в рамках спецоперации «Лифт» для обслуживания т.н. «свободных журналистов», работающих в районах дислокации бандформирований (Н.Г.). Вмешательство западных стран, их заинтересованность в поражении федеральных войск, несмотря на официальное осуждение сепаратистов, прослеживалось довольно чётко. «Существенную массированную поддержку … русскоязычным (разумеется, совершенно независимым, ультралиберальным и т.д и т.п.) СМИ в формировании общественного сознания оказывают иностранные СМИ внезапно воспылавшие интересом к «гуманитарной катастрофе», которая якобы грозит неким чеченским беженцам. Английские, американские, немецкие и французские СМИ заполнили сообщения из «самых горячих точек Чечни»… О размахе развёрнутой западной прессой компании свидетельствует, например, передовица из венской «Кюрьер» (это «нейтральная» (!) Австрия - Р.И.) так отзывающейся о «русском Иване»: «Цинизм из арсенала нечеловека, на который существует только один ответ: санкции, санкции, санкции». (Н.Гродненский (Малишевский) «Вторая чеченская»)

Лично мне самому приходилось общаться с российскими журналистами. Во время первой чеченской компании, когда я ещё служил в боевых частях, один такой деятель упорно просил меня пострелять «куда-нибудь» для создания фона его «боевого репортажа» у ворот КПП в Ханакале. Другого журналиста мои товарищи отбили у бандитов, к которым он сам напросился для взятия интервью. В качестве благодарности за спасенную жизнь, дрожащий то ли от пережитого, то ли от холода парень, позволил нам позвонить домой по спутниковому телефону – большой тогда редкости. Мы тогда не вдавались в подробности, почему его потянуло к дудаевцам, ведь на базе в Ханкале худо-бедно работал пресс-центр, где с журналистами делись не только информацией, но кровом и пищей. Увы, но многим российским журналистом «интереснее» было работать с противником. Как выяснилось, их интерес был не бескорыстным.

Наверное, поэтому мы все слишком хорошо, а порой даже детально информированы о всех неудачах российских войск. Пресса и ТВ донесли до массового сознания во всех подробностях о наших потерях во время «новогоднего» штурма Грозного или августовских боёв 1996-го, приведших к Хасавюртовскому сговору, но массовому зрителю и читателю, в т.ч. со стороны противника, мало что известно о наших успехах. Вот только один типичный пример. Уже к маю 2000 г. наступательный порыв российских войск был так силён и успехи настолько очевидны, что боевой дух у боевиков основательно угас. Есть любопытный документ, непосредственно подтверждающий это – указ А.Масхадова о лишении «воинских званий и всех наград Ичкерии» 20 полевых командиров, среди которых три «бригадных генерала», 14 «полковников» и три «майора». Указ гласил, то все они «лишены воинских званий за отказ от участия в боевых действиях и дезертирство». Дезертиром так же объявлен глава администрации Масхадова А.Баталов, арестованный 13 апреля российскими спецслужбами. Согласно того же указа, полевые командиры Бакуев, Арсанов, Мукаев, Домбаев, Дадаев приговорены к смертной казни за нежелание «воевать с неверными» (Н.Г.).

Почему эта информация оставалась закрытой и не стала объектом достояния не только широких масс, но даже наших пусть и доморощенных пропагандистов и контрпропагандистов, мне до их пор не понятно! Это было время упущённых возможностей.

Подводя итоги

Что же мы наблюдаем сегодня? Кавказская тема перестала быть сенсационной, ушла с первых полос газет и новостных блоков, но ослабла ли роль информационно-пропагандистского воздействия, а точнее, давления на людей, ведь информацией пропитан, кажется, даже сам воздух?

Хочется верить, что определённые выводы наше правительство сделало. Было запущено несколько удачных телепроектов, разоблачающих суть джихадистов - ваххабитов и их зарубежных спонсоров; руководством страны предпринято несколько конкретных шагов вплоть до создания единого центра борьбы с терроризм в лице НАК (национального антитеррористического комитета). Но до сути понимания проблемы видимо ещё предстоит дойти.

У нашего руководства по-прежнему нет осмысления главных «движущих пружин» этого вооружённого противостояния, а они лежат отнюдь не в материальной сфере. Деньги, как и нефть, лишь «кровь войны», но качает эту «кровь», «сердце» - орган, выполняющий жизнеобепечивающую, диспетчерскую, в т.ч. информационную функцию. Хаттаб, Басаев, Масхадов и прочие покойные лидеры НВФ были люди отнюдь не бедные и не настолько нуждались в деньгах, чтобы реально рисковать из-за них головой – это значит одно, что ими двигала идея. Немало таких же идейных, без кавычек, борцов и сегодня прячется в лесах и горах, и не замечать этого, делать вид, что все они сплошь жертвы безработицы и безденежья, значит отвергать главную - идеологическую подоплёку ведущейся войны.

А вот для силовиков, выполняющих задачи на Северном Кавказе, причина и мотивация попадания сюда - уже не восстановление конституционного порядка, не воплощение в жизнь указов Президента и даже не благородное стремление поквитаться с бандитами или защитить остатки «чеченских» русских. Свято место пусто не бывает и идейный вакуум в сердцах многих наших воинов быстро заполнился вполне меркантильным интересом. Всё больше и больше «новая кавказская война» (как часть III Мировой) превращается для них в источник доходов, в законный способ поправить своё материальное положение. Прав видимо оказался наш современник, один из лучших писателей России Валентин Распутин, которому в этом году исполнилось 75 лет: «Страшнее внешних ломок и утрат оказалось внутренняя переориентация русского человека – в вере, идеалах, нравственном и духовном прямостоянии. В прежние тяжёлые времена оно не менялось».

Стоит ли поэтому удивляться, что объявленная несколько раз законченной, эта война не только не прекращается, но и ширится. Подводя итог, с сожалением хочется вновь процитировать Н.Гродненского: «Увы, методическим обеспечение соответствующими материалами и пособиями по контртеррористической борьбе, так же как информационно-психологическим противоборством, власть и верхушка ВС России почти не занимаются, поэтому пока не могут ликвидировать сеть НВФ на Кавказе».

 

Подполковник Роман Илющенко, ветеран боевых действий
 

 
Loading...

Друзья сайта

Всеправославная социальная сеть

Молодёжный сайт

Баннер ОКВ СкР

Интернет-магазин ДЕЛОКРАТ

Православные МО

Мы в сети

[info]rusobschina в Живом Журнале

Наша группа ВКонтакте


ВЫЖИВАЕМ

Русский образ

s56b
Image Detail
s9b
Image Detail
Руссие крас...
Image Detail
s58b
Image Detail
Рождественн...
Image Detail

Яндекс цитирования