Русская Община

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Начало Публикации У русских матерей отнимают детей по специальной нацпрограмме Финляндии

У русских матерей отнимают детей по специальной нацпрограмме Финляндии

E-mail Печать

alt

Только за последнее время у 29-летней Анастасии Завгородней забрали четверых, включая недельного (!) младенца, у ее ровесницы Альбины Касаткиной - двоих.
 
Девять месяцев на раскачку
 
Отношения России и Финляндии снова обострились. И опять из-за разрушенных семей. Уже в который раз у русских женщин, живущих в Суоми, забирают детей.
 
На этот раз беда пришла в дома Анастасии Завгородней и Альбины Касаткиной. Органы опеки разрушили их семьи, до того момента вполне благополучные. У Насти забрали четверых детей, включая недельного младенца, у Альбины - двоих. Причина одна и та же: якобы ребят дома бьют.
 
Обе мамы категорически отрицают, что поднимали руку на своих детей. Врут? Не врут? Это знают только они и их дочери с сыновьями. Остальные могут только догадываться или верить на слово. Впрочем, слово Анастасии Завгородней, видимо, слышным не будет: женщина решила больше не общаться с прессой. Ей дали понять, что шумиха снизит шансы вернуть ее детей домой. И она тут же прервала все контакты с журналистами.
 
Альбине Касаткиной пока соцработники таких намеков не делали. Поэтому свое возмущение она высказывает смело, как и принято в свободных странах. А для недовольства у нее поводы есть: шестилетнего сына Лукаса и пятилетнюю дочь Вивиан у матери забрали… по звонку жены ее бывшего мужа. Новая пассия экс-супруга заявила, что Альбина наказывает своих детей ремнем. Правда, было это еще в декабре прошлого года. И почему органы опеки девять месяцев раскачивались, никто не понимает. А сами соцработники ничего не объясняют.
 
Тем не менее действовали они стремительно: приехали в детский сад, забрали Вивиан и Лукаса и тут же передали их во временную приемную семью. Сначала на месяц, но вскоре срок продлили еще на тридцать дней. У новой финской «мамы» своих ребят двое, и до сих пор было двое приемных. Теперь уже - четверо чужих, за каждого из которых государство платит ей немалые деньги.
 
Разговор Касаткиной с дамами из опеки состоялся у нее на кухне.
 
- Они меня спрашивали только об одном: избиваю ли я детей, - рассказала Альбина. - Я ответила, что такого не было. Я и ремень-то в руках не держала.
 
Беседа с соцработниками была недолгой. А вот в полиции, куда вызвали русскую женщину, допрашивали подробнее.
 
- Там меня расспрашивали, как отношусь к детям, что делаю, когда они ведут себя не так, как я их наказываю и тому подобное. Я отвечала по полной программе, что не бью - это точно. Сыну, например, говорю, что он не может кататься на велосипеде несколько дней подряд, это его огорчает. А с дочкой проще: она обидится на секунду и тут же простит.
 
- Вам удалось убедить полицию и соцработников?
 
- Я считаю, что удалось, потому что больше они меня не вызывали.
 
- А о будущем они говорят?
 
- Нет. Пока говорят только, что будут брать еще одно интервью у моего сына, оно уже третьим станет. И тогда решат, что делать дальше. Прогнозов пока никаких нет, сейчас нахождение детей в приемной семье продлили на тридцать дней, но я рада и тому, что  смогу видеться с ребятами не только как сейчас, под присмотром, но и на выходных.
 
Двуязычная жизнь
 
Альбина с детьми живет на окраине Хельсинки, почти в пригороде. Ее микрорайон - это муниципальные здания, там селится немало русских. По финским меркам квартирки скромные, но в России они бы считались роскошными. У Касаткиной - просторные хоромы с двумя спальнями, гостиной, отделенной от кухни перегородкой, и большим балконом. Светло, уютно. На первом этаже - прачечная и сауна, которыми все жильцы пользуются по расписанию.
 
Многие соседи, естественно, вскоре узнали, что у Альбины отобрали детей. И очень удивились: Касаткина никогда не производила на них впечатления неадекватной женщины.
 
- Моя тетушка мне рассказала, что в какой-то газете написали, будто я заставляю своих детей говорить по-русски, - припомнила Альбина. - Я их не заставляю! Просто сама говорю по-русски и они тоже. Это идет автоматически.
 
- У ваших детей свободный финский?
 
- Свободный. Они двуязычные.
 
Два паспорта
 
В России к беде Касаткиной отнеслись по-разному. На интернет-форумах ее принялись обвинять, что приехала в Финляндию за сладкой жизнью, чуть ли не родину предала. Нашлись те, кого смутило, что муж Альбины - индонезиец: мол, стоило ли из-за такого родную Карелию покидать?
 
На самом деле Касаткина приехала в Хельсинки восемнадцать лет назад, когда ей было всего одиннадцать. Родители привезли ее с братом в Финляндию, так как папа - ингерманландец. То есть наш, русский финн. Альбина училась в финской школе, потом в бизнес-колледже, стала экономистом. Но по специальности поработать не успела - забеременела. У нее свободный финский язык и вообще образ жизни практически не отличается от общепринятого в этой стране. Только паспортов два, один - с российским двуглавым орлом. То же самое у сына Лукаса, а вот Вивиан российское гражданство Альбина собиралась оформить 27 октября, когда дочке исполнится пять лет. Не успела.
 
С бывшим мужем у Касаткиной сейчас натянутые отношения. Но детей он видит раз в две недели. Они проводят вместе выходные. Говорит с ними по-фински.
 
- Он их любит?
 
- Да. Во всяком случае, дает понять, что это так. Хотя теперь не знаю: сейчас все так повернулось, что трудно сказать.
 
Свободная страна
 
В квартире Альбины как-то пусто. На кроватях лежат мягкие игрушки: у Вивиан - солнышко, у Лукаса - медвежонок. В маминой спальне маленькая гитара, на ней учился играть сын. Стол и подоконник тоже завалены игрушками, на стене в коридоре - рисунки. Дом как дом.
 
- Во что играют ваши дети?
 
- Виви любит кукол. С Барби играет, конечно же. И во все девичье. А Лукасу нравится на велосипеде кататься, на скейтборде, на самокате.
 
- Ребята продолжают ходить в садик?
 
- Да, их туда специально возят на такси, государство это оплачивает.
 
- Вы можете их там навестить?
 
- Сказали, что это нежелательно, это может мне навредить. Раз выделено определенное время на встречи, значит, я должна видеться с детьми в это время. Хотя в принципе мне ничего не запрещено, ведь говорят: Финляндия - свободная страна.
 
РАЗГОВОР С ПРАВОЗАЩИТНИКОМ
 
Соцработников - в черные списки
 
«Настоящий фашизм»
 
История Альбины Касаткиной - далеко не первая. В Финляндии с завидным постоянством отнимают детей у русских. Первый громкий случай - это трагедия Антона Саллонена, которого финский отец похитил в России у своей бывшей супруги и увез через границу в багажнике дипломатической машины. Затем шум поднялся вокруг Инги Рантала, которую даже судили за шлепок сына Роберта. Мальчика, естественно, тоже изъяли из семьи. Были десятки и других, менее громких историй. Все их знает правозащитник Йохан Бекман. Он, хоть и финн, считает войну, развязанную социальными службами против русских матерей, настоящим фашизмом.
 
- У нас очень сильны русофобские настроения финских властей, - объясняет Йохан. - Они готовы по первому подозрению изымать детей. Причины крайне необъективны. И в таких ситуациях страдают, конечно, дети. Они травмированы. У Анастасии Завгородней четверо детей были изъяты, причем один - новорожденный. Она не имеет права даже кормить его грудью. Это тяжкое нарушение прав ребенка.
 
Нет родственников? Проблема!
 
- Как власти объясняют такое рвение по изъятию именно русских детей?
 
- Никак не объясняют, - пожал плечами Бекман. - Сначала они говорят, что это конфиденциально и у них нет права комментировать, потом - что у нас в Финляндии очень хорошие законы, а после этого утверждают, будто по этому конкретному делу ничего не знают.
 
Однако - о чудо! - начальник социальной службы города Вантаа внезапно прокомментировала дело Завгородней. Оказывается, проблема в том, что у этой женщины нет родственников, поэтому нет их поддержки. А значит, придется изымать детей. Странная позиция, но какая есть.
 
- Это конфликтная ситуация между нациями, - считает Йохан Бекман. - Соцработницы ведут себя крайне агрессивно, доходит все до оскорблений.
 
Выход правозащитник видит в ответных мерах: он предлагает составлять черные списки сотрудников органов опеки, которые забирали детей из семей, не имея на то объективных причин. Их фамилии и фотографии он собирается публиковать в Интернете, чтобы все видели.
 
- Мы потребуем от российского МИДа объявить этих людей персонами нон грата в России и странах СНГ за то, что они преследуют русских. В вашей стране сейчас идет бурная дискуссия, реагирует Павел Астахов, Госдума, пресса, Церковь. Так что черный список и запрет въезда, мне кажется, будут эффективными инструментами.
 
Финны не против
 
- Сейчас наш главный приоритет - освободить из детских домов и приемных семей русских детей, - ставит перед собой задачи Бекман. - Первое - это освободить Антона Саллонена. Ему даже запретили говорить по-русски. Это издевательство, нарушение прав ребенка! Комитет ООН по правам детей регулярно критикует Финляндию, и не только за эти случаи. Давно известно, что Финляндия системно нарушает права детей, здесь будто забыли, что такое ребенок и что такое семья. Но наша страна никак не реагирует, потому что ситуацию контролируют феминистки, которые презирают семейные отношения, презирают детство, для них дети - материал для детских домов. По нашим данным, ювенальная юстиция - это огромные деньги, миллиарды евро. Это частные детские дома, изъятие детей, выплата пособий. Но в обществе есть и другие способы развития области воспитания детей, семейных отношений.
 
- Перед кем отвечают социальные работники?
 
- Ни перед кем. В суде они всегда могут сказать, что у них было какое-то подозрение, и им пришлось действовать. И финские женщины-судьи, конечно, всегда поддерживают соцработников. Их невозможно наказать.
 
- Почему вы уверены, что причина - русофобия?
 
- Во-первых, таких дел с финскими семьями практически нет. Возникают, конечно, разные ситуации, но органы опеки всегда пытаются искать компромисс, выяснить, что происходит, поговорить с родителями. Но в случае Альбины Касаткиной таких попыток не было, они сразу изъяли детей и все. У Завгородней тоже забрали чад без причин. Были слухи, что дочка сказала, будто папа шлепнул ее по попе. Это разве повод уничтожить всю семью? Даже фашисты так не поступали.
 
- В финских семьях шлепают детей по попе?
 
- Бывает. Но их так не преследуют. Русские женщины в Финляндии живут абсолютно нормальной жизнью, никого не обижают, ничего противозаконного не делают. Они приехали сюда, чтобы выйти замуж, рожать детей, воспитывать их, работать, жить в финском обществе. Мы, финны, ничего против не имеем. Но почему-то наши органы власти, органы опеки имеют.
 
Обидный документ
 
Оказывается, особое отношение к русским семьям - не прихоть соцработников. В официальной национальной программе по противодействию насилию против детей рекомендуется к матерям из России проявлять особый интерес.
 
- В нем без всяких ссылок говорится, что в России якобы широко распространено избиение детей, якобы это норма, это не наказывается и даже рекомендуется, - пояснил Бекман. - Это, конечно, нонсенс. Во-первых, это неправда. Во-вторых, это клевета. Но этим Минздрав обосновывает требование применять особые меры против русских женщин. И это не суд, не судья решает, это отдельный соцработник принимает жесткие, крайне жесткие, опасные решения на основе стереотипов.
 
- Какие еще страны упоминаются в этом документе?
 
- Сомали.
 
А КАК У НИХ
 
Школьники-шантажисты
 
В России на работу финских органов опеки смотрят со страхом: не дай бог такое начнется у нас. Тем более что слухи о введении ювенальной юстиции один страшнее другого. Пока что наши социальные службы относятся к своим подопечным более чем лояльно - и это другая крайность. Детей неохотно забирают даже у родителей-садистов: детдома и так забиты, зачем плодить сирот? - оправдываются они.
 
Хотя ювенальная юстиция везде разная. Бывают и перекосы. Например, в Швейцарии власти сознательно держат курс на сохранении семьи. Просто так ребенка от родителей никто не заберет. Если есть сигнал, что малыша бьют, за семьей установят наблюдение, сто раз проверят, и только потом отдадут чадо приемным родителям, и то на время. Если настоящие папа и мама одумаются, детей им вернут.
 
А в Израиле мальчиков и девочек вообще не наказывают и ничего не запрещают. Им позволено все. Поэтому пятилетняя детка, кидающаяся палками в прохожих, - не такое уж редкое явление. Все, что может сделать мама, это умолять чадо быть хорошим. В самом крайнем случае - лишить игр или сладкого. Но руку поднять -  ни-ни.
 
Этим, кстати, активно пользуются детишки постарше: они занимаются шантажом родителей. Чуть что - подросшие отпрыски звонят в полицию и сообщают, что предки их поколотили. Папу с мамой увозят в участок, начинают разбираться. Пока то да се - ночь прошла, а именно это недорослям и нужно: квартира свободна, можно звать друзей и развлекаться с ними до утра. И ведь опять не накажешь ребенка: он снова позвонит в полицию. Однако, на удивление, из таких деток вырастают вполне приличные взрослые. Видимо, армия делает из них людей. Ведь службу проходят все - и юноши, и девушки.
 
СПРАВКА 
 
Органы опеки в Финляндии имеют право забрать ребенка из семьи по малейшему подозрению, что его бьют. Для этого достаточно решения всего двух социальных работников. Методика жесткая: детей сначала изымают на тридцать дней, а потом разбираются. Этот срок могут и продлить. По итогам расследования, в котором принимает участие и полиция, детей или возвращают в семью, или отнимают навсегда.
 
ЗВОНОК ПАВЛУ АСТАХОВУ
 
Эти вопросы решаются не на баррикадах
 
- Мы постоянно на связи с Касаткиной и Завгородней, - заверил уполномоченный по правам ребенка в России Павел Астахов. - Но у нас какая задача - поднять шум, чтобы весь мир узнал, как обращаются с русскими матерями в Финляндии, или вернуть детей в семьи? Мир и так уже все знает. Надо детей возвращать. Мы будем идти по правовому пути, он долгий, но надежный. Можно, конечно, залезть на баррикады, но конечное решение все равно принимает соцзащитник, с ним и следует работать. Этих чиновников надо видеть: они не читают газет, никого не слушают, выполняют свою работу, как сами ее понимают. А понимают ее так: изымать. Вот мы садимся, приводим свои доводы, аргументы - тогда они слушают. Мы доказываем, что тот же закон, по которому забрали ребенка из семьи, позволяет этого не делать. Есть социальный патронаж, при необходимости можно назначить помощь психологов. Одновременно есть возможность обжаловать действия органов опеки в суде. Финляндия - цивилизованная страна, там к этому относятся нормально.
 
Другое дело, что действительно существует особое отношение к русским матерям. Когда в официальном документе написано, что в России поощряется наказание детей, с этим мириться нельзя.
 
КОММЕНТАРИЙ 
 
Русская мама: Я живу в Финляндии, воспитала нормального сына и племянницу, когда сестра умерла. Иногда приходилось по попе, чтобы плохого не делали. Теперь не наркоманы и не тунеядцы. Финки у меня спрашивают, как я таких детей вырастила! Они воспитанием ребятни не занимаются. На каникулах дети не знают, чем заняться. Если ребенок в Финляндии темпераментный и если его надо остановить, то идут к психиатру, а тот ставит диагноз и назначает успокоительные наркотические таблетки. Очень много таких случаев. Поэтому у них бешеный рост наркоманов среди молодежи.
 
 
По материалам kp.ru
 
Loading...

Друзья сайта

Всеправославная социальная сеть

Молодёжный сайт

Баннер ОКВ СкР

Интернет-магазин ДЕЛОКРАТ

Православные МО

Мы в сети

[info]rusobschina в Живом Журнале

Наша группа ВКонтакте


ВЫЖИВАЕМ

Русский образ

Казаки
Image Detail
s68b
Image Detail
русский пла...
Image Detail
Он выбрал к...
Image Detail
Казачий пла...
Image Detail

Яндекс цитирования