Русская Община

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Начало Публикации Сербы арии русские

Сербы арии русские

E-mail Печать

alt

В Белграде вышла книга Анатолия Клёсова „Происхождение славян. Очерки ДНК-генеалогии“.

Приводим предисловие Радована Дамьяновича:

Анатолий Клесов является автором данной книги ясного заглавия и неопределенного жанра. Именно эта смесь и привлекла меня к его труду. Здесь вы найдете и историю, и археологию, метеорологию, астрономию, палеолингвистику, этнологию, математику, медицину, криминалистику, конечно же генетику и ее дочь ДНК-генеалогию. Наверняка я упустил хотя бы несколько наук и их отраслей. Книга является свободной и драгоценно подрывной в каждой своей строке и главе; она подрывает и разрушает фундаменты вредного здания на плохом месте. Впрочем, многие тайны именно в этом столетии раскроются.

 

Лжеистория должна потерпеть крах. Сербы и русские (обратить внимание на очередность) имеют много общего. И сербам, и русским историю писали иностранцы. Причем не обыкновенные иностранцы, а иностранцы-враги, главной целью которых являлась и по сей день является отмена славянства! В их представлении как сербы, так и русские не имеют античной истории, т.е. раньше средневековья не существовали. „Хорошо“! Начав с этого, они „создали“ нас из слабоумных орд, возникших в неопределенных болотах, и внезапно выявили нас в Сербиях и Россияхготовых государствах! Мало того, эти государства непременно должны были быть созданными иностранцами. Россию образовали норманны, значит германцы или шведы, ни в коем случае не славяне. Белград, представьте себе, „учредили“ кельты-скордиски, хотя здесь существуют поселения как минимум на 6 тыс. лет старше!

 

Конечно же, я не стану пересказывать книгу, но следующее я должен привести: в одном месте, говоря о современности, автор указывает как российские археологи непременно решили доказать, что найденное при раскопках средневековое поселение является финским, причем посреди России, но непременно финским. И Клесов говорит, что они, археологи, заболели норманизмом. Вот тут-то, в этом месте, он и стал моим братом, так как, будучи вне историко-археологической профессии, он понял, проник в суть. Были „вскормлены“, именно так, целые поколения, которые являлись большими католиками чем Папа римский, большими немцами чем сами немцы, или как говорит сербская пословица – корми собаку, чтобы укусила тебя! То же самое и в Сербии. Здесь еще в 19-м веке немцы победили и навязали берлинско-венскую историческую школу. В 1878 г. на Берлинском конгрессе Сербии была подтверждена современная государственность, но и навязаны стандарты, которые продолжают применяться в исторической науке. Стандарты и сегодня являются весьма популярным словом, их мы должны выполнить, чтобы „войти в Европу“! Мой вопрос – откуда? Появилась т.наз. настоящая и господствующая критическая историография, которая по сей день главенствует, в противоположность т.наз. романтической или автохтонистической школе, к которой, в соответствии с подобным разделением, и сам принадлежу. Об этом я довольно много писал, и мои читатели это знают. Но, есть вещи, которые следует повторить несколько раз, так как еще древние латиняне услышали от этрусков (называвших себя расенами), что повторение – мать учения.

 

Анатолий Клесов живет в Америке, колыбели выражений наподобие „политкорректность“ или „речь ненависти“. Поэтому заниматься общим мужским предком, и при этом избежать обвинений в вышеуказанныхвыражениях... почти невозможно. История так и никогда не отделилась от политики, и нам предстоит увидеть, удастся ли это ДНК-генеалогии? Одной из задач, почти Геркулесовых работ, с которыми автору пришлось справляться, является борьба с полностью несоответствующей, и по сути ошибочной терминологией в археологии, истории, палеолингвистике... Для иллюстрации диапазона подобных ошибок, Клесов остроумно, будто он серб, приводит собственные примеры неологизмов наподобие – протосоветский, как полного эквивалента господствующим „научным“ выражениям!

 

Если вы думаете, что филология или даже палеолингвистика, в отличие от истории и археологии, свободна от давления политики, то глубоко ошибаетесь. Помню как я на уроках старославянского и палеографии надоедал преподавателю вопросами наподобие: где заканчивается диалект и начинается новый язык? Критерии разделения, я просто скажу, не существуют! Следовательно, мы всегда приходили к выводу, что возникновение нового языка, в наше время, является политическим решением. Данный „критерий без критерия“ достиг кульминацию в 20-м веке, когда по решениям нескольких центров могущества, прежде всего Ватикана и Коминтерна, начато расчленение сербского языка и сербского пространства, т.е. сербского народа. Таким образом, официально атеистический СССР выступал совместно с официально теистическим Ватиканом. Подобная связка доброжелательному, лучше сказать неосведомленному человеку покажется невозможной. Папский престол имел небольшое преимущество на поле, из-за уже давно установленной „инфраструктуры“, в то время как красному Кремлю лишь предстояло построить свою сеть. Все-таки данная тяжелая работа принесла плоды. При помощи австронемцев Ватикан в двух мировых войнах, в особенности второй, совершил ранее невиданный геноцид. Число сербских жертв все еще остается тайной. Мне неизвестен иной народ, который в прошлом веке больше пострадал, бюрократическим языком говоря, „на душу населения“. И жрецы Коминтерна делали то же, зная, что Полуостровом им никогда не завладеть, не сломав хребет сербству.

 

Победа коммунизма в 1945 г. тут же „породила“ три народа: македонцев, черногорцев, югославов. И несколько позднее мусульман. После серии войн 1991–1999 гг. мусульмане волшебным образом превратились в бошняков. Так что теперь существуют три новых языка, один из которых я совсем понимаю, и могу медленно говорить (македонский), а бошняцким и черногорским я в совершенстве владею, пишу на нем и могу „синхронно“ переводить с одного на другой! Увы, это правда.

 

Уничтожение и фальсификация русской истории было неслыханным. В книге М.Т. Белявского „М.В. Ломоносов и основание Московского университета“, изданной Московским университетом в 1955 году к 200-летию его основания, находятся следующие интересные данные. Поглощенный историей, Ломоносов в 1750-е годы написал труд „Древняя российская история“. Но его рукописи и подготовительные материалы исчезли. Издавание всячески тормозилось. Но это только цветочки – ягодки впереди. Сделан вывод, что под именем Ломоносова было опубликовано совсем не то, что Ломоносов на самом деле написал. История этого случая очень интересна, так как все подготовил к печати некий Миллер. Тот же Миллер руководил университетом в Петербурге, а немцы руководили и петербургской гимназией, готовившей будущих студентов. Цитирую: „В гимназии учителя не знали русского языка... Ученики же не знали немецкого. Все преподавание шло исключительно на латинском языке... За тридцать лет (1726–1755) гимназия не подготовила ни одного человека для поступления в университет. Из этого был сделан следующий вывод. Было заявлено, что единственным выходом является выписывание студентов из Германии, так как из русских подготовить их будто бы все равно невозможно. Мол, дикая безграмотная страна“. В самом деле, откуда же болезнь норманизма в России взялась?!

 

Подобный случай исчезнувших рукописей произошел с нашим историком „проторомантиком“ и „протоавтохтонистом“ Милошем Милоевичем в 19-м веке. А речь идет о ящиках пропавших материалов!

 

Понимание глубокой древности сербов у нас укоренено, и люди, похоже, об этом всегда размышляли и писали. Но „официальная историография“ это не признает, более того, презирает и высмеивает. Страх от традиции и истины настолько велик, что приводил к трагикомическим действиям. В Сербии имеется переведенная и опубликованная книга без первой половины текста! Такая судьба постигла книгу дубровницкого попа Мавро Орбини, опубликовавшего ее в Пезаро в 1601 г. на итальянском языке, под заглавием „Славянское царство“. Я предпочел бы, чтобы это сделали по глупости, но, увы, это не так. Это сделано умышленно, с убогим объяснением, что первых 250 страниц содержат легендарную, следовательно ненужную историю. А в этой неопубликованной половине Орбины сказал, например, и следующее – что русские в Мезию (Сербию) пришли во времена Вителлия (69 г.н.э.) и прозвались рашанами. Среди прочего, в данной половине находится и вандальский словарь на нескольких страницах, из которого однозначно видно, что вандалы были не германцами, как по сей день утверждает западная историография, а славянами. Несколько лет назад Орбини, конечно же полностью, перевели и опубликовали в России, а в Сербии все еще нет, хотя из содержания сразу видно, что большинство страниц посвящено сербам и сербской истории. Все это пишу, чтобы показать, что я не сам по себе вдруг очнулся и начал болтать вздор про глубокую древность своего народа. Многие поколения раньше меня об этом говорили и писали. Так как все они померли, они не обидятся если кого-то из них случайно не упомяну.

 

В конце предыдущего столетия Ольга Лукович-Пьянович возобновила борьбу за выживание нашей действительной истории книгой „Сербы... народ древнейший“, что на деле является цитатой заявления византийского историка Лаоника Халкокондила: „Сербы – народ древнейший, с уверенностью знаю“. Ольга была узницей немецкого лагеря, защитила докторскую диссертацию в Сорбонне... После тяжелой болезни снова училась говорить... И при всех невзгодах, своей работой и своими книгами пробудила и встряхнула обессилевших сербов. Вернула нам достоинство. Она любила говорить, что сербский язык – очень древний, наподобие алмаза долговременным употреблением высеченный, отшлифованный.

 

Несколько лет спустя появилась книга Ранки Куич „Красное и белое: себско-кельтские параллели“, разбор которой по ее желанию я почел за честь написать. Ранка была членом Академии наук Уэльса и первой женщиной доктором англистики в Югославии. Ее камбрийским словарем я часто пользовался, и впредь тоже буду.

 

„Происхождение славян“ настолько остроумная книга и настолько хорошо переведена Савой Росич, что мне часто казалось, что отдельные абзацы из книги написал не Клесов, а я! Свобода и собственная позиция, убийственные доводы, вот что отличает данное произведение. Оно является самобытным от начала и до конца. Чтобы не поддаться соблазну пересказывать книгу или раскрывать самые интересные части, вернусь к лучшим сербским палеолингвистам двадцатого века. В их число входит и Милан Будимир со своими несколькими тысячами опубликованных непревзойденных страниц о сербском, древнегреческом и латинском. Также наш величайший санскритолог Радмило Стоянович, который, объясняя, что в Европе число падежей с Востока к Западу уменьшается, высказал антологическое предложение: „... они задыхаются!“, подразумевая при этом неподходящий речевой аппарат, так как англосаксы по сути употребляют чужие слова.

 

Все-таки не могу удержаться, и здесь приведу немного этимологии. Общеизвестно, что мы, славяне, всех германцев называем немцами, ибо не говорят. Одновременно себя самих, так как имеем слово, т.е. говорим и превосходно понимаем друг друга, называем словенами (славянами). Теми, кто говорит. Таким образом образуется антипод – немые германцы и говорящие словене (славяне).

 

Автор в книге много говорит об Индии. Тут я вспомнил Законник Ману, а в нем... вот хотя бы один пример: чужой человек, варвар на санскрите – млечка. А это тот, который млчит, молчит, значит „немой (немец)“. Раскрывается тот же сербский арийский русский способ мышления и наименования.

 

Клесов говорит, что санскрит из всех европейских языков ближе всего к русскому, с чем я согласен, так как это совпадает с выводом, к которому и я сам пришел, и об этом писал. Чтобы не раскрывать его рассказ, скажу так: вот, представим, сербские мужские предки едут на поезде из Белграда в Тегеран. Это очень медленный состав, поездка продлится тысячелетиями. Белград, Москва, Киев, Аркаим, Дели, Тегерааааааан! Отдельные предки, возможно, в поезд и не вошли, ибо остались на „вокзале“, чтобы драться с эрбинами. Кто такие эрбины? А вот это вы в книге узнаете. Вернемся к станциям на железной дороге, Москва намного ближе к Дели чем Белград, конечно же, если ехать по данной „железной дороге“. Это вовсе не означает, что пассажиры из Белграда не смогут понимать тех из Дели.

 

Когда я более чем двадцать лет назад писал первую книгу „Сербско-сербского словаря“, я читал „Повесть временных лет...“. А там четко говорится, что славяне отсюда (с Дуная) ушли на север. Ну хорошо, подумал я, а есть ли в древнем тексте еще указания на переселение с юга на север? И я нашел – в 859 году поляне, вятичи и северяне платили дань серебром и веверицами (имеется в виду беличий мех). Древнерусские веверицы в переводе на современный русский язык стали белками. Да, в древнерусском тексте веверица – как и в сербском – означает белку коричневого цвета из умеренного климатического пояса, а в новорусском она побелела, как и белые ночи! К слову о веверицах – белку и греки называют веверицей; я это просто так, к слову...

 

Один раздел „Происхождения славян“ по сути является семейной родословной самого автора. Клесовы происходят из курского края. Войны и беженцы, потом снова войны и беженцы. С 16-го по 18-й вв. под постоянным давлением мусульманских орд пустеет пространство вдоль Днепра и до Крыма. Это говорю потому, что именно там в середине 18-го века поселились сербы из Австрии. Так вот, мы остановили турок и татар. Смотрю на карту Захария Орфелина из его труда „Житие и славные дела государя императора Петра Великого“ (Венеция, 1772). На этой карте справа от Днепра ясно написано Новая Сербия! Часть сербов не захотела больше охранять Австрию от турок, они покинули Краину и поселились в нынешней Украине, сменив пространство, но не его название.

 

Переселения народов – странная вещь, иногда они идут волнами с промежутками в сотни, а то и тысячи лет, а иногда „энтитеты“ попросту кружат, описывая дугу большего или меньшего масштаба, и возвращаются в исходное пространство. Возможно, об этом говорит сербская десятисложная народная песня „Святые сокровища разделяют“, о некоем приходе из Индии, „Инджии, страны проклятой“. Таким образом, Клесов по сути подтвердил то, о чем писал и я, отыскав общего мужского предка русских здесь, тысячелетиями назад. Для меня это вполне достаточно. Говоря об ариях, автор обращает наше внимание и на свастику, знак, пронесенный и посеянный ариями везде куда они двигались. И рассказывает, как этот орнамент изгнали даже с русских народных кружев, почти уничтоженных НКВД, вместе с кружевницами. Тот, кто не носил наподобие меня пионерский галстук и красную пятиконечную звезду на пилотке, вряд ли это поймет. Но комиссары все еще здесь, только сменили „устаревший аутфит“. Беру в руки „Историко-этнографический атлас Сибири“ Академии наук СССР, издание 1961 года. В этой огромной и тяжелой книге, превосходно иллюстрированной, свастика даже не упоминается. Есть резьба по кости, дереву, узоры на одежде и шаманских бубнах, но свастики нигде нет! Впрочем, что и можно было ожидать от публикации пятнадцать лет после Второй мировой войны. Подобное можно всегда понять только в контексте времени. Все равно, этот атлас мне очень помог в разрешении многих запутанных этимологических вопросов. В нем есть и превосходные изображения и фотографии езды верхом на олене. Возможно, езда верхом на олене предшествовала езде верхом на лошади, и тогда вплотную подходим к разрешению очередной загадки об арийских песнях, составленных 7 тыс. лет назад. Впрочем, это вы раскроете сами.

 

Автор упоминает Вильяма Джонса, впервые сформулировавшего в 1790-м году концепцию индоевропейских языков, сказав что три языка, латынь, греческий и санскрит, образовались из единого языка, ныне уже не существующего. А двадцать лет спустя, в 1808-м году, Фредерик Шлегель предложил назвать их „индогерманскими языками“... А что же еще можно ожидать от немца?

 

Наш языковед Павел Соларич издал в 1818 году книгу под заглавием „Римляне славянствовавшие“, т.е. римляне, когда-то являвшиеся славянами. Эта книга посвящена лорду Фредерику Норту, бывшему губернатору Цейлона, с которым Павел Соларич познакомился в Италии. Лорд, заядлый языковед, восторженный Соларичем, хотел взять его секретарем с собой в Россию, но Павел из-за болезни отказался. „Римляне...“ являются посвящением лорду и своеобразным прощальным письмом, но важнейшую часть их составляет словарь из 700 латинских слов, которые, как Соларич установил, в латинский фонд вошли из древнего сербского языка! Да, чуть не забыл: книга Соларича два столетия дожидалась публикации в приспособленном к современному сербскому виде. Еще, насколько мне известно, он первым из сербов употребил слово этимология.

 

Сербский народ, по мировым меркам, немногочисленный. Но является большим по наследию, в особенности по языку. Приведу один не так известный пример. Существовал проект под названием – количественное описание структуры сербского языка, посвященный статистическому изучению сербского письменного наследия с 12-го века по сей день. Автором данного начинания был Джордже Костич. Работа по словарному составу сербского языка продолжалась лишь с 1957-го по 1962-й гг., когда ее по неустановленным причинам прекратили. Образец сербского языка с 12-го по 18-й вв. состоит из около 500 тыс. слов! Общее количество слов, из всех эпох письменного наследия, всего за пять лет исследования, составило 11 млн. Может быть, и это поможет доброжелательному читателю лучше уловить нить пространство – время – человек, в „Происхождении славян“, машине времени Анатолия Клесова.

 

Перевод с сербского Савы Росич

 
Loading...

Друзья сайта

Всеправославная социальная сеть

Молодёжный сайт

Баннер ОКВ СкР

Интернет-магазин ДЕЛОКРАТ

Православные МО

Мы в сети

[info]rusobschina в Живом Журнале

Наша группа ВКонтакте


ВЫЖИВАЕМ

Русский образ

s22b
Image Detail
Рождествено...
Image Detail
s16b
Image Detail
54265_or
Image Detail
русский пла...
Image Detail

Яндекс цитирования