Русская Община

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Начало Публикации Сила воина – в силе духа

Сила воина – в силе духа

E-mail Печать

 

В последнее время ведется много разговоров о том, как привлечь молодежь к церкви. И, слава Богу, есть в нашей стране люди, у которых слова не расходятся с делом. Сегодня в гостях у «Славянки» атаман Обнинской казачьей общины «Спас» Игорь Константинович Лизунов, с которым мы беседуем о семейных ценностях и воспитании подрастающего поколения.

 

Игорь Константинович, расскажите, пожалуйста, немного о себе: где прошло Ваше детство и юность, как Вы учились, обижали ли Вас в школе, сталкивались ли с проблемой «отцов и детей» в подростковом возрасте...

Я родился в 1958 голу в Пскове. Отец был кадровым военным, десантником. Жили мы в военном городке, в одном из центров ВДВ в Литве. Поэтому вся моя жизнь с детства проходила под впечатлением военной среды. Отец постоянно брал меня на учения, на прыжки. Так же поступали и другие офицеры со своими детьми. Мы, мальчишки, бегали, прыгали, стреляли и «гасили» парашюты - во время приземления десантника мы бежали к нему и прыгали на парашют, «гасили» его, чтобы огромный купол парашюта, надувшись ветром, не потащил человека по земле.

С проблемой «отцов и детей» я так и не встретился. Отец все время был на службе, я видел его очень редко. И отношения между нами были хорошие, потому что папа был для меня в то время образцом для подражания. Он участвовал во многих учениях, за которые был награжден. Учения, какими они были раньше, приравнивались к боевым действиям, иногда там гибли люди. Командиру всегда необходимо быть впереди подчиненных. Однажды во время учения у солдата сорвалась рука, и боевая граната случайно упала в окоп, где стояло несколько человек. Отец быстро среагировал и выбросил гранату, за что и был награжден... Помню и многих офицеров, друзей отца, которые личным примером часто показывали солдатам, как надо служить.

В военном городке мы жили дружно, школьники друг друга не обижали. Драки между нами были редки, потому что мы умели найти общий язык.

Всё изменилось, когда, уже будучи старшеклассником, я переехал в Каунас и впервые столкнулся с агрессивной городской средой. Там в школе одноклассники постоянно подкалывали друг друга, старались унизить, высмеять и так далее. Сначала я был очень удивлен таким недружелюбным поведением. В военном городке мы жили по принципу: «один - за всех, и все - за одного», поэтому я особенно ценил мужскую дружбу и товарищество. И когда в городе столкнулся с «волчьими» отношениями в общеобразовательных школах: драками и враждой между одноклассниками, со спекуляцией фарцовщиков джинсами и дисками - для меня это было дико. У нас так жить было не принято. Я приехал туда, словно к туземцам. И так как в среде детей военных очень рано воспитываются честь и достоинство, то после удивления эти качества тут же проявили себя... Поэтому в школе, скажем так, меня не обижали.

Учась в школе, я активно занимался спортом, готовился поступать в институт физкультуры, хотел стать тренером по классической борьбе. Но из-за серьезной травмы мне с этой мечтой пришлось расстаться. Начал заниматься «рукопашкой» - в то время все с ума сходили по каратэ... Это продолжалось довольно долго. Потом поступил в первый Вильнюсский педагогический государственный институт. Затем - служба в армии, отслужив, вернулся доучиваться. А после института я уехал на Крайний Север. Там, на берегу Карского моря, была школа-интернат, где я проработал почти десять лет. Став директором, я отвечал за 500 интернатских детей, не считая поселковых. Притом, педагогический коллектив - 70 человек, а кругом тундра и ничего нет. Представляете, в стране перестройка, снабжение нарушено, денег нет, ничего нет... А надо же было ремонтировать здания, поддерживать жизнеобеспечение... Люди были вынуждены выживать, вспомнишь - вздрогнешь. Но это была хорошая школа жизни.

Когда и как Вы пришли к вере?

Как пришел к вере... Находясь на Севере, я поступил в Тюменский государственный университет на исторический факультет. Это было в конце 80-х годов, когда стали публиковать исторические документы, которые раньше были засекречены. Но учили нас еще по старой программе, поэтому в моем мировоззрении появилось некое несоответствие. Тогда впервые познакомился с наследием русских философов: Бердяева, Булгакова, Соловьева - в то время это казалось чем-то запредельным. Особенно работы Бердяева. Его труды тогда оказали на меня огромное влияние... Оканчивая университет, я получил право преподавания научного коммунизма и атеизма. Смех, да и только!
Читая религиозных философов и сравнивая прочитанное с тем, что нам преподавали, ловил себя на мысли о несоответствии одного с другим: чувствовал, что-то здесь не так. То, с чем я познакомился, меня очень сильно потрясло, я стал по-другому смотреть на мир. К тому же, и жизнь на Севере была тяжелая - как раз когда я заканчивал вуз, произошли радикальные изменения в стране, мне было за тридцать, пришло переосмысление прошлого. Стала больше увлекать философия, чем история, в центре моих интересов оказалась внутренняя сущность бытия. Такой подход сначала имел рационально-познавательный характер; что греха таить, у меня были еще и внутренние конфликты. Разумеется, будучи в то время человеком, далеким от религии, тем более от Православия, начал читать всё подряд... Но, видимо, Господь взял меня за руку, потому что я чувствовал: мое сердце не лежало абсолютно ни к чему, кроме Православия... В Литве католические священники постоянно старались привести меня к своей вере и окрестить... Но, как сейчас помню, в костеле, каким бы древним он ни был, у меня возникал внутренний протест: не мое это. Тогда в Каунасе был только один православный храм. Заходил иногда на службу, ничего, правда, не понимал, но чувствовал, что вот это - мое, родное.

И только когда в 1992-м году переехал в Обнинск, произошло серьезное обращение к Богу. В Обнинске меня встретила совершенно другая жизнь. V меня лаже возник некий ступор: я понял, что так жить не хочу. На Севере была взаимопомощь, взаимовыручка, как и в военном городке во времена моего детства. Здесь же каждый жил сам по себе, а мне это было, как нож по сердцу... Плюс ко всему, были еще личные проблемы, которые нужно было решать, а они не решались. Одним словом, всё было очень сложно...

И вот, однажды ранним утром я шел по безлюдной кленовой аллее и думал о жизни. Была середина сентября, клены стояли красные. Иду, размышляю о том, что должна существовать совершенно другая жизнь, в которую я почему-то не вписываюсь... И, видно, Господь дал мне знак... В полной тишине будто что-то непонятное появилось передо мной, и я понял, что есть другой мир - вот он... Кленовый листочек колеблется... я руку захотел протянуть, а не могу, словно стеклянная стена не дает до этого мира дотронуться... И пришел четкий внутренний ответ: тебе мешает то, что ты еще не христианин.

Получив такое откровение, я побежал в храм с горячим желанием окреститься. Но, увы. Трижды договаривался об этом со священником, но возникали всевозможные трудности, которые упорно не давали мне принять Святое Крещение. V меня будто земля начала уходить из-под ног, мне казалось, что не доживу до этого момента: или кирпич на голову упадет, или машина собьет. Наконец, когда я крестился, было такое чувство, что тучи рассеялись, и луч света просиял в моей жизни. Стало легко, хорошо, и тогда у меня началась новая жизнь, обычная жизнь церковного человека, который старается очистить свою душу от страстей, борется, падает, встает и так далее.

Я стараюсь делать всё то, что должен исполнять православный христианин для того, чтобы обрести спасение. Больше этого я ничего не делаю. Господь милостив ко мне. И я убедился, что община «Спас», в которой нахожусь, - это самое лучшее место для меня. Она дает мне каждодневные возможности видеть свои недостатки и предлагает средства для борьбы с ними. Находясь в общине, ты постоянно взаимодействуешь с людьми. Каждый день возникают такие ситуации, где нужно проявить терпение и спокойствие. Всякий раз понимаешь, что ты их не проявляешь в должной мере. Здесь ежедневно надо проявлять милосердие и рассудительность.

Одной из причин создания общины явилось то, что Вы, вместе со своими единомышленниками, несколько лет занимались казачьим ратоборством. Расскажите об этом.

Действительно, одной из целей создания общины было совместное занятие ратоборством. Но путь к этому боевому искусству был долог. Потребовался не один год поисков, чтобы прийти к русской боевой православной традиции. Отчетливо помню, насколько сильно меня волновала проблема поиска воинской традиции. Приходя в храм, постоянно видел иконы, на которых были изображены святые воины в полном вооружении. С другой стороны, всем известно евангельское изречение о том, что если тебя ударили по одной щеке, то надо подставить другую... Это не укладывалось в моей голове, я мучительно искал ответ: что же такое христианство?.. Мы видим на карте огромную территорию нашей Отчизны, к тому же знаем из учебника, что на каждые три года мира в истории Руси приходилось два года войны. Естественно, возникает вопрос: если страна такая огромная, значит, ее защищали и защищали успешно. Но где же сейчас сведения о тех боевых традициях, посредством которых это делалось?

Время наших исканий совпало с появлением первых публикаций по русскому боевому искусству. Правда, в них было слишком много наносного, экзотического, вымышленного. Однако данная информация дала толчок. По милости Божией мы встретились с людьми, которые вели поиск сей традиции более успешно. И нам посчастливилось воспользоваться результатами их трудов.

Мне кажется, суть воинской традиции состоит в том, что это своего рода саморазвивающаяся система обучения, выражаясь педагогическим языком. Иначе говоря, человек, занимающийся ратоборством, постоянно находится в творческом поиске, он работает над собой, совершенствуя свое мастерство в рамках основных канонов русской боевой традиции.

А что такое казачье ратоборство?

Древняя система казачьего ратоборства называется «котёл». Во-первых, она представляет собой коллективную систему обучения. Во-вторых, обучение происходит в форме забавы, то есть, если говорить с точки зрения психологии, она обязательно несет позитивный эмоциональный настрой тренирующимся. Люди играют, можно назвать это игротехникой или проще, по-русски - забавой. Так вот, наш русский народ издревле обучался разнообразным видам деятельности как бы забавляясь, играя. Невольно вспоминаются и потешные полки, и народные зрелища, гулянья... Надо понимать, что игра шире всякой культуры. В философии существует несколько определений понятия «игра». По моему мнению, науке до сих пор непонятно, что это такое. Почему человека тянет играть, почему играют дети; почему играют звери, откуда всё это пошло? Игра есть выражение своего внутреннего душевного состояния и, в то же время, - некая система познания мира. Философ Йозеф Хейзинга даже перефразировал одно из классических определений, сказав: «человек играющий», а не «человек разумный». Это очень интересное, глубокое замечание.
Играя, дети инстинктивно стремятся к счастью и свободе. Более того, в игре человек обучается, познает мир и ближнего. Например, возможно ли играть со злым человеком (если, конечно же, не хочешь его перехитрить)? Нет. С кем ты будешь играть? Только с тем, с кем интересно, с близким по духу, с тем, кто тебя не обидит. Играя, люди (неважно, дети или взрослые) «шлифуются», постигают навыки, необходимые для данной игры. В итоге у них появляются новые навыки. Чем больше игры в нашей деятельности, тем меньше стереотипов, шаблонов. Основа всякой игры - динамика, движение. По большей части, наша жизнь однообразна, а потому зачастую рутинна, то есть лишена творчества. В ней происходит постоянное повторение одних и тех же обстоятельств, отчего человек сильно устает. А в игре люди полностью преображаются, в них просыпаются скрытые черты характера, о которых они и не подозревали.

Об этом можно говорить очень много, потому что любая игра раскрывает глубочайшие душевные пласты и как бы дорисовывает психологический образ всякого человека. Индивид может быть закрытым, носить какую-то личину (маску) определенного стереотипного поведения. Но в игре человек проявляется таким, каков он есть на самом деле. Он вынужден двигаться, жестикулировать, через динамику выражать свое отношение к ближнему, с которым играет. Со стороны обычно хорошо видно, как именно личность раскрывается.

В общем, игра составляет важную часть процесса обучения, да и любого другого вила деятельности. Русский народ, не знаю как - сознательно или бессознательно - подошел к этому, взял данную игровую методику, преобразил, наполнил духовным содержанием.

К тому же человек в игре воспитывает характер, становится нравственным. Правда, всё зависит от того содержания, которое вкладывается в игру. Посему, когда мы увидели ратоборство, то сразу прикипели к нему сердцем. Хотя нам было с чем сравнивать: многие из нас занимались другими видами спорта - «рукопашкой», восточными единоборствами. Искали свое. Но кругом «в заморских» боевых стилях ощущались какие-то внутренние оковы духа, душа не освобождалась. Другое дело - казачье ратоборство. Тем более, когда увидели в нем духовную составляющую. Ведь что такое сама по себе боевая традиция? В первую очередь - передача своего внутреннего опыта, ибо без этого невозможно обладать живой системой знаний. Иначе обучение будет схоластикой, просто обычным набором каких-то умений, знаний и навыков, без практики и внутреннего сопереживания. Вот почему воинский опыт всегда передается только боевыми товарищами через их внутренние ощущения, переживания и мировоззрение.

И когда мы, наконец, столкнулись с русской традицией, то были несказанно рады, что в ней есть Христос. Это очень важно и для нас, и для нашего обучения. Ведь для научения нужны определенные состояния: психологические, духовные. А когда в «котле» варятся несколько человек, и происходит маленькая Куликовская битва, воочию видно: гордым Господь противится, а смиренным дает благодать. Практика ратоборства позволяет глубоко «пропитаться» евангельской истиной: нет больше той любви, чтобы положить душу свою за други своя. Иначе говоря, христианские убеждения проявляются в делах на каждом занятии. Когда 20 человек бьются палками, на кулаках или с оружием в одном кругу, и всё там кишит и кипит, то, соответственно, это лучше осознается. Человек, попадая в экстремальную ситуацию, всякий раз переживая мини-войну, укрепляется в вере... Другими словами, атеистов в окопах не бывает.

Расскажите, пожалуйста, о методике тренировок и о тех, кто проводит занятия.

Обучение происходит как бы само по себе. Есть своего рода «скелет», он очень простой. Занятия называются «заварить кашу». Тот, кто руководит этим, называется «кашевар» - атаман. Почему? Потому что, когда люди приходят, кто-то из них является как бы мясом, кто-то - картошкой, кто-то -укропчиком, кто-то - водой (и вода нужна). То есть каждый соответствует некоторому уровню подготовки. Все люди разные. Но нужны и большие, и маленькие, и толстые, и худые, и медленные, и быстрые. Все вместе они представляют собой определенную силу. Тренировка начинается с обозначения на полу трех концентрических кругов. Первый - маленький, диаметр его составляет примерно полтора метра; второй - диаметром два метра, третий -три метра. Ставим людей в первый круг, допустим, туда поместится десять человек. Они стоят вплотную, лицом к лицу, на расстоянии ближе, чем вытянутый локоть. Необходимо понимать, что «боевуха» - это не спортивное единоборство. Мы говорим о боевых вещах: лицом к лицу, глаза в глаза и до конца. Итак, люди стоят лицом к лицу и очень плотно, что сразу же каждого психологически напрягает.

Во-вторых, они начинают сначала потихонечку двигаться, вертеться, обкатывать друг друга; потом - толкаться, затем - бить друг друга локтями, коленями, кулаками, любой частью тела. Сначала мягко толкают, потом происходят сбивание, броски и т.д. Если, допустим, разрешается бить ногой, то, соответственно, в первом кругу не помешаются, выходят на второй круг. Но задача одна: за круг выходить нельзя, только если одной ногой. Что это означает? Держать свою землю. Откуда русская стойкость берется? Известно, что русский человек из окопа не выходит и не сдается. Мы считаем, что как раз через игру с детства воспитывалось данное понимание. Ты хоть что ни делай, хоть извивайся, хоть вылези из кожи, но не выходи из круга. Если так заниматься, то через некоторое время вырабатывается навык, входящий в кровь и плоть: нельзя отступать. Дальше, находясь в толпе, получается, что один стоишь сразу против нескольких противников. Хочешь или нет, но для того, чтобы тебя не побили, ты вынужден защищаться, ускользать от всех но время обучения в группе. Такова работа с несколькими противниками, хотя этот же коллектив варящихся в «котле» можно разбивать на двойки, тройки, четверки. Всё зависит от количества людей. То есть допустимы варианты: пятерка против пятерки, двойка против пятерки и т.д. В результате, когда люди приспосабливаются, они понимают, что ничего нельзя делать жестко, иначе сразу же будут страшные травмы, синяки и шишки. Поэтому каждый боец приучается работать мягко, пластично, спокойно, не дергаясь. Он понимает, что это - игра.

В ратоборстве все движения объемные, в отличие от современного спорта, где движения только плоскостные. То есть мы всё время крутимся как колобок, коловорот постоянный. А что такое объемное движение? Это когда совмещаются движения по спирали, по восьмерке, другие движения и получается объемное пространство.
Почему назвали «ратоборство»? Чтобы как-то отличаться от стереотипного названия «русский стиль». Тем более, что русского стиля в нашем представлении не существует. На Руси в каждой деревне дрались по-своему. Следовательно, когда говорят: «русский стиль» - непонятно, что этим называют. И обычно смотришь и видишь: сей русский стиль на три четверти - нами любимый Восток, в какой-то степени изведанный и узнаваемый. Мы же наше боевое направление назвали ратоборством, потому что слово «рать» подразумевает коллектив и, одновременно, бой, схватку. Следовательно, та традиция, о которой мы говорим, является коллективной, то есть обучение всегда групповое.

Бывают ли во время тренировок травмы?

Практически нет. Дело в том, что в ратоборстве человек, в первую очередь, ориентируется на другого. Ведь если я разойдусь, то обязательно кому-нибудь челюсть сверну. Получается, что у меня всё подсознательно настроено на ближнего. Вот в этом и есть смысл: защищая другого, ты автоматически нарабатываешь себе удивительную оборонительную технику. Потом ты чувствуешь ближнего, ибо не хочешь ему навредить. То есть здесь соответствующая духовная составляющая - любовь к ближнему.

Это - основа основ. Если ты хочешь правильно бить, надо чтобы прежде тебя побили. Хочешь нападать - сначала должен научиться получать. Такая евангельская простота: всегда выигрывает тот, кто себя отдает на самом деле. Кстати, в ратоборстве существует даже методика защиты, когда противнику «помогают» ударить самого себя. Однако проблема обучения боевому деланию заключается в том, чтобы передать этот боевой опыт. Опыт передается через ощущения и через объяснения (то есть через слово). Так вот, как передать свой внутренний опыт? Нужны определенные образы, ощущения, слова. И здесь обучение ратоборству идет через понятия христианской психологии, если можно так сказать, духовной жизни, аскетики. Оказывается, творения святых отцов - это самое настоящее наставление по рукопашному бою. Когда объясняешь воцерковленному человеку сложные вещи, опираясь на святых, он понимает очень быстро. Верующий легко осознает все эти внутренние ощущения. V любого, кто во время работы получил хорошую затрещину, мгновенно возникает целый набор чувств: гнев, ярость, обида, желание отомстить. А что значит отомстить? Это значит раскрыться и утратить адекватность. Здесь же надо смириться, перетерпеть - то есть нельзя отвечать по принципу «око за око», нужно подождать. Как это объяснишь? Растолковать такую тонкость обыкновенным, простым парням, не имеющим опыта духовной жизни, очень тяжело.

Они никак не могут понять, что в данный момент, когда идет коллективная работа, нельзя «залипать» друг на друге. Почему? Потому что, если сейчас отвечу тому, кто меня ударил, я остановлюсь. Остановка означает то, что я уже выпал из боя. А ведь кругом же всё кипит, движется. Если же я ударю обидчика в ответ, то получится, что мы вдвоем остановились. Следовательно, мы сразу привлекли внимание всех остальных бойцов. И все автоматически будут нас бить, собьют с ног. Хотим мы того или нет, но превращаемся в стоящую мишень. Как это объяснить светскому человеку? Он будет всё время останавливаться, особенно спортсмен, привыкший к состязаниям. Например, боксер или самбист. И поэтому такие люди очень сильно получают. Вот вам практическое упражнение по борьбе с эгоизмом. Бойцы-одиночки не могут воспринять живого коллективного боя. Их, несмотря на приличную физическую подготовку, всё время сбивают с ног и бьют. А бить у нас можно по-разному: правил-то особых нет, это же боевые веши. Посему получают ребята очень жестко. И они никак не включаются в принцип: «если ударили по одной щеке, подставь другую».

В ратоборстве надо постоянно двигаться. А что такое постоянное движение? Это залог того, что ты останешься живым. Постоянно двигаясь, ты счищаешь удары, непрерывно меняешь позицию. Из сказанного нетрудно сделать много разных выводов, но суть такова, что занятия происходят в виде игры. Игра дает положительный настрой. Получив шишку, ты не обижаешься на человека, потому что перед тренировкой происходит обряд, воинский ритуал. Сначала все молятся. Мы читаем «Цapю Небесный», «Отче наш», «Символ веры», поем «Богородице Лево, радуйся», «Взбранной Воеводе», - общеизвестные молитвы, лишь бы вместе. Обязательно обращаемся к святым воинам. Молитвенно просим, чтобы вразумили и обучили ратному искусству, соединили нас. Во всех традиционных культурах присутствует так называемый звуковой ряд, выраженный в псалмопении, гимнопении или просто пении. Сейчас в спецподразделениях осталось проговаривание различных текстов. Но это лишь осколки, остатки. Раньше у казаков были бодрящие воинские песни - это позднее проявление воинской культуры. А на самом деле изначально всегда была молитва, и молитвы обязательно пелись вместе. Создавалась такая как бы внутренняя энергетика от хорового пения. Всё служит к объединению ратоборцев. Потом идет кропление, братание и потому трудно после этого обижаться друг на друга. По окончании занятий происходит то же самое.

Главное, что дальше идет воинская трапеза, то есть бойцы салятся за стол и пьют чай. Как бывший спортсмен, я понимаю, что с человеком, с которым спаринговал на ринге, трудно потом поддерживать дружеские отношения, если там мы бились до последнего. А у нас такой конкуренции, соревнования нет, есть здоровое состязание. Тем более, что во время тренировки всё периодически меняется, и агрессия постоянно гасится. Сейчас мы с тобой бьемся, потом поменяемся, людей много. Я то в одной тройке-пятерке, то в другой. Здесь данная игра снимает указанное противостояние. Считаю это одним из основных моментов. Думаю, неправы те, кто говорят, что надо учить детей агрессии, чтобы сделать из них воинов отчаянных, напористых.

С русской боевой традицией понятие «агрессия» несовместимо. Наша система дает определенное миролюбие, доброжелательность. К ней ты привыкаешь, если у тебя есть навык игры. Ведь в игровом режиме несложно работать с человеком абсолютно свободно и с любовью. Но стоит лишь эту игровую форму заменить -вместо играющего у тебя сразу возникает образ врага... Животные тоже играют, у них при этом нет каких-то запрещенных приемов, однако, как только они поссорились, так тут же летят пух и перья. Аналогично и здесь. Когда сложился навык ведения боя, поменяли эмоциональную установку - всё, конец, понеслось... А заранее накачивать человека агрессией совершенно ни к чему.

Читал, что русским стилем боевых искусств занимаются даже священники.

У меня не занимаются. Но я знаю, что в XVI веке на Руси даже священники на кулаках ходили стенка на стенку. В летописях есть жалобы на то, что священники дерутся. Но такова была традиционная культура... Казачьи монастыри - вообще особая песня. Там и подготовка существовала соответствующая. Просто об этом не принято говорить... Я считаю, что в те времена монастыри, конечно, вели военную подготовку, потому что по истории, доступной всем нам, мы сталкиваемся с этим постоянно в летописях. К примеру, новгородский архиепископ выставлял по своему сану целый полк. Полк надо же было обучать и так далее. Значит, готовились монастырские полки, ведь в те времена церковные иерархи в социальном плане имели весьма высокое положение. Тогда всё это было естественно. Только сейчас об этом стараются умалчивать...

Какую основную цель Вы ставите перед ратоборством в Центре общинной педагогики?

Мы используем ратоборство для того, чтобы собрать людей вокруг нашего Центра. Детям нравится играть, поэтому они с удовольствием к нам приходят. Мальчики любят принимать участие в боевых забавах. В этой боевой игре дети быстро «вывариваются в котле», сплачиваются, становятся единым коллективом, единым организмом. У них появляется чувство товарищества, братства - то, к чему мы и стремимся. Ведь данный вид ратоборства - коллективная форма обучения, способствующая объедине- нию и собиранию детей в сплоченное целое. Мы ради этого и практикуем русскую боевую традицию. Для взрослых - всё то же самое, плюс психологическая разрядка. К примеру, мужик приходит к нам после работы усталый, измученный. А тут его так напинают за два часа занятий... И, тем не менее, на душе у него становится хорошо. После тренировки попьет чайку, поговорит, посидит — и, счастливый, как будто не было усталости, идет домой. И потом сам с удивлением говорит другим: «Надо же, на занятия еле приполз, такой уставший был, а оттуда как на крыльях летел». Общение, общение и еще раз общение, в том числе - через удар, бросок и т.д.

Насколько я слышал, к вам приходят «трудные» подростки.

Да, они все зажаты и агрессивны (кстати, их агрессивность - следствие внутренней скованности). Вот на тренировке одновременно происходят оздоровительный эффект и психологическое тестирование. Достаточно посмотреть на ребят, как они двигаются, и сразу понятно, что у них в душе, каковы их особенности характера, есть ли у них психические отклонения и т.д. Это всё видно, словно на ладони, по тому, как подросток ведет себя в экстремальной ситуации и в коллективе. Несмотря на то, что люди, зачастую, носят личину. В ратоборстве же всё обнажается мгновенно. Один раз получил под дых и сразу стал таким, какой ты есть.
Какие задачи Вы ставите перед обшиной «Спас» в будущем?

Я бы, конечно, хотел, чтобы наша традиция стала достоянием народа, а соотечественники вернулись к своим истокам. Мужская воинская культура, которая была на Руси, сейчас прервана. И многие люди потеряли желание к ней возвратиться. Один образ жизни заменился другим. Но это ничего не меняет, надо обязательно развивать и пропагандировать традицию. Есть люди, которые хотят этим заниматься. Думаю, рано или поздно к такому выводу придут и остальные. А мы готовы поделиться своим опытом. Ведь если мужчина не воин - это непонятно что.

Не должно быть споров между теми, кто ведет поиск в данном направлении. Каждый «варит», как умеет. Главное сейчас - собрать людей. А уже каждый пусть ратоборствует на своем месте: или за станком, или за писательским столом, или у себя в офисе. В этом отношении я уважаю японцев. Они свой воинский кодекс самурая «буси-до» взяли и перекинули на бизнес. И так же воинствуют, так же рыцарствуют, кодекс ведь тот же. Всю свою энергию они направили туда. Кстати, я почитал коммерческий кодекс «буси-до», по сути - всё то же воинское искусство. Какой, безусловно, скачок они сделали! А вывод прост: мужчина должен оставаться мужчиной.

Каковы, по Вашему мнению, образы настоящих мужчины и женщины?

Образ настоящего мужчины - русский воин. Но здесь встает важный вопрос: что мы подразумеваем под понятием «воин»? Для меня это человек, в котором гармонично сочетаются духовное, душевное и телесное начала. Зачастую многие, говоря о воине, представляют эдакого матерого солдата-здоровяка, который только и занимается тем, что всех и вся громит налево и направо, и больше ничего. В моем же сознании с детства сложился иной образ воина, чему способствовало чтение книг о героях древних времен.

Говоря о воинстве, я имею в виду наше, русское воинство. Возьмем для примера наших князей. Какое в них было удивительное сочетание физической силы, духовной крепости и житейской мудрости: ведь князь-это и государственный деятель, обладающий определенными знаниями и навыками, и воин - непосредственно военный по специальности... Но самое главное - это их духовность. Обратимся к образу его жизни. Утром он встал, помолился — а молитвенное правило в те времена было, смею вам заметить, очень большое. Потом богослужение в храме отстоял. Затем он шел заниматься государственными делами и так далее. Представляете, и так - каждый день! Это не считая того, что, повторюсь, он был профессиональным воином. Почитайте житие Владимира Мономаха. Когда только он всё успевал! Многие князья сочетали в себе гармоничное развитие личности и святость. Для меня сейчас эти качества воина - главные. Воин - это человек, который служит своим делом Богу, что очень важно. В данном смысле, я считаю: в нашей жизни каждый мужчина обязан быть воином. Ему необходимо сражаться на том поле деятельности, которое определил ему Господь, при этом совсем не обязательно по специальности быть военным. А женщина, конечно же, в первую очередь, мать, любящая жена, послушная мужу, хранительница очага. То есть ей необходимо быть за мужем. Современный же тип женщины вызывает у меня резкое отторжение. Тяжело, горько смотреть на то, как женщина перестает быть женщиной. Кроткая женщина гораздо сильнее и мудрее любой феминистки... Вот так, если кратко.
Как в мальчике воспитать мужественность, а в девочке – женственность?

Чтобы воспитать мужественность, в первую очередь, надо ставить молодого человека в такую ситуацию, где это качество характера будет развиваться и укрепляться. Для мужчины так: что телу губо - для души любо. При этом многое зависит от среды, где мальчик находится, требований, которые ему предъявляются, и примера, на который он ориентируется. Эти три условия - основные. Требования должны быть едины и понятны, и среда должна им отвечать. А в девочке на основании всё тех же трех основных условий, воспитывается женственность. Если в девушке, женщине, не будет женственности - беда.
Игорь Константинович, расскажите, пожалуйста, о своей жене.

Моя жена очень скромная. Поэтому вряд ли ей понравится, если я стану о ней рассказывать... Скажу лишь, что она поет в церковном хоре, мы венчаны, живем душа в душу. Поэтому сейчас я, слава Богу, действительно счастлив, жизнь сложилась.

Поиск второй половины и супружеские взаимоотношения - сейчас острая проблема: ко мне приходит много людей, которые жалуются, что их жизнь не складывается из-за того, что нет семьи. Как педагог и человек с большим жизненным опытом, я советую молодым людям, которые ищут свою «половинку» и не могут ее найти, не спешить и начать серьезно об этом молиться. Прочитайте сорок раз Псалтирь от начала до конца. Есть такая благочестивая традиция в русском народе, основанная на вере в то, что кто сорок раз Псалтирь прочитает - тому Господь за молитвенное усердие подает просимое. Конечно, это нужно делать с правильной мотивацией, смирением и упованием на волю Божию: при любом результате, слава Богу за всё. Но самое главное: мужчине нужно искать любовь, ибо если ее нет, то ничего не получится. Если мужчина женщину не любит, то благополучной совместной жизни у них не будет. Поэтому я советую не спешить с выбором спутницы жизни.

Мужчина должен обязательно любить женщину так, как сказано у Апостола: долго терпеть, снисходить... Это очень серьезно. Снисходительно относиться к супруге надо постоянно, понимая, что женщина - это немошной сосуд, с которым надо очень бережно обращаться. Поэтому, если он не будет ее любить именно так: всё прощать, не думать о своем, - и не станет обращаться со своей избранницей как с немощнейшим сосудом, то крепкой семьи не будет. Рано или поздно эти отношения закончатся. В Писании сказано, что должен делать мужчина - любить жену. А обратим внимание, что Слово Божие говорит по отношению к женщине: в первую очередь, жена должна не любить мужа, а слушаться его. В Писании сказано о тех качествах, которые являются основополагающими для семейной жизни. На них следует обратить особое внимание. Потому что, если женщина будет любить мужчину, но слушаться его не захочет, то их союз быстро развалится. Даже если жена ежедневно признается тебе в любви, а живет так, как ей хочется, то постоянно будут возникать скандалы. Как известно, о быт разбивается любая лодка любви. В конечном счете, в таком союзе любовь разрушится очень быстро.

Образ жизни в семье должен задавать мужчина. Если жена будет любить мужа, но не станет принимать того, что он говорит, или будет ему указывать, как он должен себя вести, где работать и т.д., то между ними начнутся столкновения и, в итоге, любовь просто «съестся». С другой стороны, женщины по своей природе эмоциональны, и любовь у них эмоциональная. И если жена будет чувствовать недостаточность нежных чувств по отношению к себе со стороны мужа и понимать, что он с ней просто живет, не любя ее, - то же самое будет. Именно эти качества: любовь мужа и послушание жены - лежат в основе счастливой совместной жизни. Потому что, если женщина не слушается мужчину, то она его и не любит, а если слушается, значит, она его принимает и полюбит обязательно. Причем, по-настоящему полюбит и мужа, и его дело, и вообще всё, что связано с ним. Невозможно уважать и слушаться человека против своей воли. Но когда жена будет с желанием смиряться перед волей любимого человека, который ей дорог, то и семейные отношения обязательно сложатся. Мне кажется, надо рассматривать супружество именно так.

Как сказал один священник, женщина, как Бог, - требует от мужчины все его сердце, всего любимого человека без остатка. Но, в отличие от Бога, она это сердце раскрывает, плюет туда в любой момент, когда ей что-то не нравится, и откидывает от себя в сторону. Если мужчина полностью подчиняется женщине, то он становится в ее глазах «тряпкой»: побежденный поклонник ей уже не интересен. Вот такая природа у нее, и основное отрицательное качество женского пола заключается именно в этом. Женщина должна быть в семейной иерархии на втором месте, а мужчина на первом. Разумеется, речь идет не об унижении жен-шины: она не должна находиться где-то на задворках, или, к примеру, сидеть за печкой, ни в коем случае. Жена должна быть действительно советницей, подругой, супругой, то есть одной из двоих в упряжке. А в каждой упряжке всегда только один коренной... вот это очень важно ей понять. Если этого понимания нет, го и семьи нет. Но такой семейный уклад не появляется сам собой, нужно работать над своей душой и постоянно совершать нал собой усилие... Обычно любовь - в нашем понимании эмоциональные, телесные отношения между супругами - рано или поздно уходит или надоедает. И что дальше?..

Итак, основные качества, которые должны быть в совместной жизни - это послушание и любовь, в том смысле, как написано у Апостола: Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит. Любовь никогда не перестает... (1 Кор. 13, 4-8).

Как Вы понимаете слова апостола Павла: «Жены, повинуйтесь своим мужьям» и «муж есть глава жены»? Надо ли жене всё терпеть от мужа - даже несправедливость и деспотизм?

«Муж есть глава жены, как и Христос глава Церкви», -говорит апостол Павел. Видите: о послушании жены мужу сказано именно в контексте духовной жизни. Потому что в семье с правильной шкалой ценностей мужчина, в первую очередь, - священник, от него зависит духовное начало. Причем Господь бережет и вразумляет семью, опять же, через мужа, который в семье предстоит перед Богом. Поэтому жена, конечно, должна повиноваться мужу в вопросах духовной жизни. Но здесь идет речь о зрелой семье и людях времен апостола Павла... Что же мы видим сейчас? Во многих семьях мужья зачастую вообще не верующие, тогда как жены живут церковной жизнью. В таком случае тем более необходимо иметь духовное рассуждение в том, как строить семейную жизнь. Жена должна помнить, что она всё же вторична и, каким бы ни был ее муж, ей необходимо уважать его и вести себя с ним мудро.

Если у православного мужа характерная черта - деспотизм и несправедливость, значит он не настолько православный... Живя с другим человеком, нужно вообще иметь много терпения. Это дает возможность быть вместе. То есть надо постоянно «носить бремена друг друга». Надо обязательно обсуждать проблемы внутри семьи. Другое дело, как это делать: обоим супругам надо быть очень тактичными. Нужно всё время вырабатывать внутреннюю культуру взаимоотношений, потому что так легко плюнуть в душу человека, а особенно легко женщине растоптать мужское достоинство. Мужчина на самом деле более ранимый, более хрупкий, чем кажется. А женщина хорошо знает, как одним словом уничтожить мужика вконец. Но если в этом победа будет за ней, то в отношениях с мужем хорошего уже ничего не будет. Здесь должен быть безмерный такт. Если муж - человек с ярко выраженными доминирующими чертами характера, такими, как властолюбие, категоричность, принципиальность, - то жене нужно всё время мягко амортизировать, использовать какие-то не логичные вещи, относиться к нему ласково. Любого жеребца можно объездить лаской, но не силой. Например, Петр Первый в период своих нервных припадков орал, крушил всё, что попадалось ему под руку...Единственная, кто могла царя успокоить - это Екатерина, его первая супружница. Она его просто усаживала, клала голову царя на свои колени и гладила - он успокаивался и засыпал... Только ласка, больше ничего.
Не могли бы Вы дать конкретные, практические рекомендации-приемы по воспитанию детей?

Воспитание детей – задача не из легких. Ребенок должен воспитываться в здоровой среде - это самое главное. Поэтому задача минимум - создать православную семью с правильным иерархическим построением, с религиозным наполнением - то есть со здоровой нравственной обстановкой.

Так же очень важно найти здоровую обстановку, куда поместить ребенка, когда он находится вне дома. К сожалению, хорошую школу выбрать очень тяжело. Но ребенок обязательно должен находиться в детском коллективе. Найти такое место -это уже задача родителей. Но в коллективе обязательно должна быть здоровая нравственная среда. И когда родители будут отдавать туда ребенка, то они должны четко сознавать, чего они хотят от этого окружения, помещая туда свое чадо. Важно не просто отдать куда-то ребенка, чтобы он был под присмотром взрослых, а понимать, каким образом там происходит процесс воспитания.

Беседовал Андрей Сигутин

Источник материала.

 
Loading...

Друзья сайта

Всеправославная социальная сеть

Молодёжный сайт

Баннер ОКВ СкР

Интернет-магазин ДЕЛОКРАТ

Православные МО

Мы в сети

[info]rusobschina в Живом Журнале

Наша группа ВКонтакте


ВЫЖИВАЕМ

Русский образ

Руссие крас...
Image Detail
1778
Image Detail
Слава Богу ...
Image Detail
Рождествено...
Image Detail
12
Image Detail

Яндекс цитирования