Русская Община

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Начало Община Роль Русской Православной церкви в процессе возрождения крестьянства

Роль Русской Православной церкви в процессе возрождения крестьянства

E-mail Печать

alt

До революции на тело России была как бы накинута густая сеть просёлочных  дорог, в перекрестьях которых находились небольшие деревеньки, удалённые друг от друга не более чем на два километра. Все деревни были объединены в сельские приходы.   К концу девятнадцатого века сельский  православный приход в центре России представлял собой:  две – три деревни по 15 – 20 домов в каждой, приходской храм и при нём - школа и богадельня, которые содержались на средства сельской общины.

 

 

  Приходской батюшка являлся значимой фигурой, его деятельность была самым тесным образом связана с жизнью крестьянина  от рождения до смерти. Именно Приходская Церковь являлась центром, объединяющим крестьян и в радости, и в горе. Именно Приходская Церковь оказывала влияние на воспитание крестьянских детей и именно она окормляла сирых и убогих.

         За прошедшее столетие общество лучше не стало. Существует колоссальная проблема возрождения нравственных устоев, правильного воспитания детей и противодействия тлетворному влиянию чуждых культур.    

    Православная церковь всегда имела высокий авторитет и доверие общества. Пример тому - колонизация северных земель в 14-15 веках, которая была осуществлена в значительной степени и благодаря подвижническому подвигу монахов, последователей Сергия Радонежского.

    Об этом процессе замечательно написал историк Православной церкви Пушкарёв С.Г. /СМ. Приложение/.

    Если мы хотим сохранить свою национальную идентичность, нечто подобное России предстоит пройти и сейчас.

    Создание сельских православных приходов в том виде, в каком они существовали в конце девятнадцатого века, то есть создание присущей русскому человеку среды обитания общинного типа /в противовес навязываемой извне индивидуалистической морали, где каждый только сам за себя/  позволит людям, сердце которых тоскует о русской деревне как об утерянном рае, вернуться на землю и попытаться этот рай воссоздать. 

    На данном этапе существования нашей многострадальной Родины роль Русской Православной Церкви в процессе возрождения крестьянства  является определяющей, поскольку без духовного окормления селян достаточно велика вероятность превращения некоторых из вновь создаваемых Сельских общин в алкогольные бомжатники, такие же, какие  на протяжении последних двадцати лет наблюдаются на бывших центральных усадьбах совхозов.     

    Убеждены, что создавать Сельские общины целесообразно в малых деревнях, в удалении от крупных поселений, где слишком много соблазнов, где правит бал вседозволенность.

     Вспомним подвиг Великого Святого земли русской Сергия Радонежского, который покинул городской монастырь и удалился в пустынь и в дальнейшем, на протяжении всей жизни, создавал скиты, которые становились центрами притяжения в первую очередь для крестьян  – похоже, не видел он другого пути служения Господу Богу и своему народу! 

    Один из возможных путей заселения сельских территорий Центра России – воссоздание сельских православных приходов и Сельских общин как объединений крестьян, ведущих личные подсобные хозяйства.

    В такой формулировке крестьянину сельхозугодья в собственность не нужны, но он должен иметь свободный  доступ к ним для производства овощей, зерновых и заготовки сена в объёмах, достаточных для прокорма своей семьи и своих животных.

     За всю историю Российского государства земли в собственности у крестьян не было; до революции, независимо от того, кому принадлежали земля - государству или помещику, фактически  землями управляла община.    Община была настолько сильно сцеплена с землёй, что трогать её никто не рисковал и даже между наследниками помещика, собственника земли, делилась не земля, а крестьянские души.

    Современный крестьянин также должен быть освобождён от бремени владения сельхозугодьями и связанными с этим соблазнами и ответственностью, но он должен быть уверен в том, что и он и его дети всегда будут иметь доступ к кормовым угодьям – основе его хозяйства, что эти угодья никуда не денутся, что они  не будут проданы и на них не будет установлена арендная плата.

    Современный крестьянин должен быть свободен, он не должен думать о том, останутся его дети на земле или нет, в процессе  жизни он может увеличивать или уменьшать количество скота в зависимости от возможностей и потребностей семьи.

     Хотя можно не сомневаться в том, что человек, проживающий на земле, обязательно будет держать корову и другую живность хотя бы для того, чтобы обеспечить семью натуральными продуктами.

    Современный крестьянин должен быть абсолютно независим в своём личном подсобном хозяйстве и только две проблемы ему придётся решать «общинно»: 

    - заготовка кормов;

    - переработка и реализация продукции.

    Соответственно, потребные для этого техника и оборудование должны быть общинной собственностью.

 

    Главная проблема – решение земельного вопроса.

   На сегодняшний день собственниками сельхоугодий являются:

        - Государство, которое сняло с себя всякую ответственность за хозяйственную деятельность на земле;

     - ТОО, созданные на базе бывших совхозов, которые, как правило, являются собственностью банков и  меняют хозяев иногда по нескольку раз в год – там не с кем договариваться;

     - высокотехнологичные Агропромышленные комплексы, в которых работает небольшое количество высококвалифицированных специалистов – там лишние люди просто не нужны;

     - фермеры, которые могут влиять на процессы только в пределах собственной жизни.

     С сожалением приходится отметить, что на сегодняшний день ни один из собственников не способен  обеспечить крестьянину долговременный свободный доступ к сельхозугодьям.

    Передавать земли Сельской общине напрямую в собственость в настоящее время нецелесообразно. Общество не готово к этому. Слишком много зла привнесла в нашу жизнь перестройка и необходимо время, чтобы народ успокоился, отказался от навязываемого извне порочного стиля жизни, снова обрёл себя, чтобы восстановился нравственный фундамент, который на протяжении многих столетий под окормлением Православной церкви

 формировался в народном сознании.

       На наш взгляд, в сегодняшней реальности единственным собственником земли, способным обеспечить долговременные гарантии по отношению к людям, желающим работать на земле, может быть именно Православная церковь.

       На совещании 10.06.2011 премьер-министр Путин В.В. предложил передавать государственные земли крестьянам в безвозмездное срочное пользование. На наш взгляд - это приемлемое решение, но с единственной оговоркой: не отдельным крестьянам, ведущим личные подсобные хозяйства, но Сельским общинам, объединяющим таких крестьян, жителей одной деревни. В этом случае не потребуется резать землю на лоскуты, да и при совместной обработке земли сельхозтехники понадобится существенно меньше.

    Скорее всего, в массовом порядке Сельские общины будут создаваться на государственных землях, но можно не сомневаться, что на церковных землях такие общины будут более здоровыми и успешными во всех отношениях.

    Как и в прошлые века, Сельская община должна решать как все проблемы взаимодействия с внешней средой, так и внутренние проблемы - организация совместной пастьбы скота, проведение  совместных полевых работ, создание и эксплуатация технопарка, переработка и реализация продукции, организация собственной торговой точки, запрет на производство и продажу алкогольной продукции, правильное распределение прибыли от совместной деятельности и проч., и проч.

    В современной реальности Сельская община  должна защитить крестьянина от необходимости напрямую действовать в рыночной экономике, потому что совершенно очевидно, что из русского крестьянина  невозможно сделать предпринимателя, точно также,  как невозможно заставить ростовщика пахать землю – разный генетический код!

    Естественно, будучи созданной крестьянами отдельно взятой деревни, она полностью им подконтрольна и действует только в их интересах.

    Если представить на минуту, что яйца способны осознавать себя, то можно предположить, что куриное яйцо и рыбьи  яйца /икринки/ осознают себя по разному. Примерно также различаются самосознание европейского фермера и великорусского пахаря. Объяснение этому известно: в Европе полевой сезон длится 10 месяцев, за это время одна семья без посторонней помощи была способна обеспечить своё существование, она была независима – и отсюда крайний индивидуализм, присущий европейцам; а в центре России – полевой сезон длится всего 5 месяцев и крестьянин в одиночку просто не мог управиться – только вместе, общинно. Общинное мышление объясняет многие особенности русского национального характера. Похоже на то, что как отдельная икринка не способна обрасти скорлупой, так и русский крестьянин не способен превратиться в западноевропейского фермера - самосознание другое.

     На протяжении двадцати лет  русского крестьянина затаскивают в капитализм – и что в результате получили? Полностью разрушен уклад крестьянской жизни огромной страны, на что народ ответил чудовищной смертностью в 90-е годы. Крестьян в центре России не стало, они, в одночасье потеряв средства к существованию, умерли от голода, холода и болезней в своих домах, или стали бродягами и умерли на дорогах, или стали бродягами и не умерли, но являются глубокими хрониками и доживают свой век на помойках. Самые удачные   подались в города, но горожанами они станут только через два поколения, а пока в массе своей – маргиналы.   

    Ещё раз повторимся: возврат крестьян на землю возможен только путём восстановления традиционного уклада крестьянской жизни!  Естественно, с учётом современных реалий, в том числе, достижений научно-технического прогресса.

                                         

ПРИЛОЖЕНИЕ.

                                                        ПУШКАРЁВ С.Г.

 

Роль Православной Церкви в истории русской культуры и государственности

мы должны остановить свое внимание на своеобразном и значительном явлении древнерусской жизни, оказывавшем всестороннее влияние на жизнь древнерусского общества и государства, на древнерусских монастырях. Аскетическая идея глубоко проникала собою древнерусскую церковную литературу и древнерусское общество. Длительное господство аскетической идеи на Руси объясняется не только побуждениями религиозно нравственными, не только влияниями церковно-литературными, но также всем ходом исторической жизни русского народа. Тяжелы и неустойчивы были условия его существования: после постоянных опустошительных набегов кочевых соседей и междоусобных браней Киевского периода, татарский погром в середине XIII века и долговременное татарское иго нанесли тяжкий удар экономическому благосостоянию страны и морально принизили русского человека; частые моровые поветрия, опустошительные пожары, губительный голод в результате неурожаев, - все эти бедствия и напасти укрепляли в народе взгляд на мир, как на арену полную зол и скорбей, как на «юдоль плачевную»; глубокий нравственный упадок в общественной и домашней жизни укреплял сознание того, что «мир во зле лежит», и что трудно спасти душу свою, живя в этом мире «суетном» и «многомятежном»... И чем более тяжелую и безотрадную картину являла собою жизнь мира сего, тем с большей любовью, отрадой и надеждой обращался взор русского человека к миру иного порядка, к миру, обитатели которого отрекались от суеты «сесветного» жития и посвящали всю жизнь свою на служение Богу и спасение души своей. Взгляд на монашество, как на идеал высоконравственной истинно-христианской жизни способствовал быстрому его росту и распространению на Руси. «Свет инокам - ангелы, свет мирянам - иноки» говорил древнерусский человек, и «чин» монашеский или иноческий называл он иногда «ангельским чином монашеского образа», а монастыри называл он домами Божиими...

До середины XIII века в пределах северо-восточной Руси возникло лишь около 25 монастырей, но XIV и XV века явились временем усиленного монастырского строительства. Самым важным и знаменитым из монастырей Московской Руси стал основанный св. Сергием около 1340 года в глухом лесу близ маленького городка Радонежа монастырь в честь св. Троицы.

Монастырь св. Сергия явился родоначальником и образцом для монастырей нового типа - монастырей пустынных; в то время как прежние монастыри строились в больших городах или около городов, св. Сергий и следовавшие по его стопам его ученики и сподвижники воздвигали свои обители вдали от городов, в глухих лесных дебрях северо-восточной Руси. Уходя все дальше и дальше на север (подвигаясь от Москвы и от Новгорода), русские пустынножители дошли до берегов Белого моря и Северного Ледовитого океана и здесь зажглись яркие маяки русского религиозного света (в середине XV века возникла на островах Белого моря знаменитая обитель Соловецкая, основанная св. св. Савватием, Германом и Зосимой, а в половине XVI в. на Мурманском берегу обители Феодорита Кольского и Трифона Печенгского, просветителей лопарей). Наиболее славным и успешным рассадником пустынных монастырей в северо-восточной Руси стала обитель преп. Сергия, который явился вообще основоположником северно-русского монашества и вместе с тем стал покровителем и молитвенником Русского государства. Ученики и собеседники св. Сергия основали до 30-ти новых монастырей, и недаром говорит древний книжник, что св. Сергий «яко солнце сияше пред всеми людьми и яко лучи от солнца ученицы его мнози провозсиша»...

Из множества монастырей, основанных в этот период (XIV-XV века) упомянем Пафнутьев Рождество-Богородицкий монастырь близ города Боровска; ученик преп. Пафнутия Иосиф Санин основал в 1479 г. знаменитый Волоколамский монастырь. На островах Ладожского озера возникли монастыри Валаамский (уже процветавший к концу XIV века) и Коневский, основанный преп. Арсением в 1398 году; в Белозерском краю возникла знаменитая обитель, основанная преп. Кириллом Белозерским в 1397 году; в половине XV века была основана преп. Нилом пустынь на реке Сорке. И еще много славных обителей возникло в то время, общее же число монастырей, возникших в Северной Руси за два с половиною столетия до конца XV века составляло около 200. В XVI и XVII вв. усиленное строительство монастырей продолжалось; в XVI в. возникло около 100 и в XVII в. около 200 новых монастырей. Впрочем, большинство этих монастырей были немноголюдными: количество братии в них составляло иногда 5-10-20 человек, и лишь в самых крупных и славных обителях доходило до 100 человек и превышало эту цифру.

Пустынные монастыри имели огромное значение не только для религиозной, но также для социально-хозяйственной жизни Русского народа. Поселившиеся в глухом лесу иноки занимались не только подвигами благочестия, но и тяжелым хозяйственным трудом. Они вырубали лес и строили себе храм и келии, всякие хозяйственные постройки и ограду монастырскую; затем, раскорчевавши лес, обращали добытую таким образом землю под пашню и огороды; в приречных местностях заводили себе пастбища для скота и сенокосы; в реках и озерах ловили рыбу. податные льготы. И вот под энергичным и умелым руководством предприимчивых старцев оживали пустынные пространства нашего лесного севера и широко вовлекались в народно-хозяйственный оборот. Строгость подвижнической жизни и слава иноческих подвигов привлекала к возникшим монастырям не только богомольцев и вкладчиков, но и крестьян земледельцев, которые селились вокруг обители, как религиозной и хозяйственной опоры. «Монастырская колонизация встречалась с крестьянской и служила ей невольной путеводительницей» (Ключевский). Так вокруг монастырей постепенно возникали мирские поселения, составлявшие вместе с иноческой братией один приход монастырской церкви. Случалось, что монастырь закрывался, но крестьянский приход с монастырской церковью оставался. Случалось и так, что монастырь богател и развивался, и окрестное крестьянское население попадало к нему сначала в хозяйственную, а потом и в юридическую зависимость. Монастыри зачастую получали от светского правительства окружавшую территорию, с правом разрабатывать ее и призывать или «называть» на нее поселенцев, для которых на первое время предоставлялись значительные Монастырь «называл» на свои земли крестьян и бобылей предоставляя им податные льготы, ссуды и «подмогу», за которую они обязывались разрабатывать под пашню девственные леса и ставить на своих участках дворы со всеми необходимыми хозяйственными постройками. Так возникали в монастырских владениях сначала крестьянские «починки», которые потом становились деревнями, иногда селами; иногда возникали «погосты» (поселения с церковью и дворами для причта). Как широко развилась хозяйственно-колонизационная деятельность северных монастырей в XV и XVI вв. покажет нам пример монастыря Кирилло-Белозерского, во владениях которого в одном только белозерском уезде в 1544 году насчитывалось 4 села, 3 сельца, 252 деревни и 143 починка (при этом нужно, конечно, иметь в виду небольшие размеры прежних северных деревень).

Кроме пути колонизационного, множество населенных земель монастыри приобретали в качестве вкладов на помин души. Впоследствии некоторые богатые монастыри приобретали земли и путем покупки.

Иногда в непосредственной близости от монастырей возникали большие поселения полугородского типа - слободы и «посады» с ремесленным и торгово-промышленным населением. И когда новой России уже в XVIII веке понадобились новые города, как административные центры для уездов, то многие города были образованы именно из подмонастырских посадов и слобод. Так возникли уездные города: Калязин (Тверской губ.), Варнавин (Костромской губ.), Макарьев (Костромской губ.) и Макарьев Нижегородской губ. (здесь возникла знаменитая макарьевская ярмарка, Покров (Владимирск. губ.), Кириллов и Череповец (Новгородск. губ.). Образовавшийся вокруг Троице-Сергиевского монастыря Сергиевский посад не был сделан уездным городом, но по числу своего населения превысил все уездные города Московской губернии. Заметим еще, что на далеком Беломорском севере, около монастыря св. Михаила Архангела возник важнейший торговый пункт Московской Руси - город Архангельск.

В XVIII веке все вообще населенные монастырские владения были взяты в ведение и управление государства. Таким образом, русские монастыри, временно изъявшие из светского общества значительную часть общественно-хозяйственных сил и средств, возвратили их затем светскому обществу в развитом и значительно увеличенном виде, и потому пред лицом беспристрастного суда могли бы со спокойной совестью ответить словами евангельской притчи: «пять талант ми еси предал - се другая пять талант приобретох на них»…

Так сложным путем индивидуальный религиозный подвиг русских отшельников превращался в большое народнохозяйственное и культурно общественное дело: сначала от светского общества отделялась какая-то светящаяся точка и временно скрывалась во мраке непроходимых северно-русских лесов. Этот светящийся во мраке огонек духовного подвижничества привлекал к себе других отшельников, жаждущих религиозного подвига, и общее религиозное воодушевление рождало пустынный монастырь - место молитвы, поста и непрерывного служения Богу. Потом эта оторвавшаяся от мира частица общенародного религиозного духа снова обрастала плотью мирских нужд и интересов и таким образом, не прекращая служения Богу, снова возвращалась на грешную землю для участия в общенародных трудах, нуждах и заботах, и в государственном служении.

 

Светлана Проценко

 
Loading...

Друзья сайта

Всеправославная социальная сеть

Молодёжный сайт

Баннер ОКВ СкР

Интернет-магазин ДЕЛОКРАТ

Православные МО

Мы в сети

[info]rusobschina в Живом Журнале

Наша группа ВКонтакте


ВЫЖИВАЕМ

Русский образ

Великий пос...
Image Detail
Обниинская ...
Image Detail
s35b
Image Detail
DSC_2840_08...
Image Detail
Золотые вра...
Image Detail

Яндекс цитирования