Русская Община

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Начало Община Староверы Староверы из Латинской Америки выживают в уссурийской тайге

Староверы из Латинской Америки выживают в уссурийской тайге

E-mail Печать

altПроизошло невероятное: три семьи старообрядцев вернулись в село, где жили их предки.

Совсем недавно в крошечном селе Дерсу жили всего 12 человек - в основном мужчины, в основном пьющие. Неудивительно, что сюда, на самый север Приморья, в глушь, в тайгу, никто не хотел ехать: дороги, которую можно было бы назвать приличной, нет, как нет школы и магазина. Но недавно в Дерсу переселились староверы. И не откуда-нибудь, а из Латинской Америки.



Там, где пехота не пройдет...

Раньше Дерсу называлось Лаули. Но после советско-китайского конфликта на о. Даманском все китайские названия сел и рек заменили. Еще до революции в Лаулях замкнутой общиной жили староверы. Занимались скотоводством, бортничеством, сельским хозяйством. А как власть переменилась, начались гонения на верующих и раскулачивания. Приморские старообрядцы уехали в Китай. Но и там не нашли покоя, поехали в Гонконг. Затем - в Бразилию, откуда разъехались по всей Латинской Америке - Уругвай, Парагвай, Чили...

И вот недавно произошло невероятное: три семьи старообрядцев вернулись в село, где жили их предки.
Добраться сюда непросто. В начале июля, когда мы приехали в гости к "возвращенцам", из-за непрерывных дождей спокойно проехать можно было только до Рощино - а это километрах в ста от Дерсу. Дальше по пути текут самые настоящие реки. Надо добраться до Большой Уссурки, на другой берег - и еще несколько километров по страшным ухабам через тайгу.

В Дерсу воды, к счастью, было не очень много, а вот соседние деревни буквально плавали. Однажды река в этих краях разлилась настолько, что вода подошла вплотную к домам: жители прямо с крыльца щуку поймали. Неудивительно, что когда несколько лет назад купила в Лаулях дом староверка Агриппина, вскоре пришлось ей этот дом продавать: сказала родственникам, что здесь трудно, и уехала. Но переубедить остальных не удалось: зимой сюда приехали Алексей Килин и Василий Реутов, а в марте этого года в селе было уже 17 старообрядцев.

Василий Реутов: "Остальных пока не зовем"

Российское гражданство пока что только у одной семьи Реутовых: Василия, его жены Ольги и пятерых ребятишек. Василий "по бумагам" и считается главным в общине. Хотя "по церкви" главный - Федор Силантьевич Килин, отец Ольги (он самый старший из "возвращенцев").

Реутовы живут на пасеке, в двух километрах от самого поселка. "Улица Лесная" - гласит надпись на табличке. Несколько домиков (спальня, столовая, баня...) около речки. Со всех сторон тайга. Вечерами на пасеку периодически заглядывает медведь - поесть меду. Но накануне Алексей кинул ему под лапы дымовую шашку, косолапый и ушел себе в лес. Теперь, перепуганный, еще несколько дней точно сюда не сунется.

Пасеку и дома в поселке староверы арендуют у одного из жителей района, работая на его земле и ухаживая за ульями.
- Все остальные получили разрешение на временное проживание в России на три года, - рассказывает Василий. - В Белгородской области прожили минувший год. А потом подались в Приморье. Дом у собственника мы можем выкупить, да и заявление на получение земли уже подали. Хотим заниматься сельским хозяйством. Заведем около 2000 голов птицы, крупного рогатого скота - голов 100. Для себя и на продажу. Но сейчас у членов общины почти нет своего скота. 50 цыплят я купил - не знаю, сколько выживет.

Староверы приехали в Россию сами, на собственные деньги, заработанные в Латинской Америке, не по программам МИД, не с чьей-то помощью. Развивать свое хозяйство тоже планируют сами, без получения кредитов. А представители МИД и власти обещали оказать посильную поддержку...
- В следующем году, может, сюда приедет еще 10-15 семей - из Уругвая, Австралии. Все смотрят на нас. Если нам тут понравится, дадим знак, чтобы остальные ехали, - продолжает Реутов. - Но пока все не утрясется, звать никого, конечно, не будем.

Семья Василия жила в Уругвае. С Ольгой они познакомились в 1989 году в Боливии - она приехала погостить к сестре. Там и решили пожениться. Сам Василий говорит на пяти языках: русском (правда, почему-то с украинским акцентом), старославянском (его здесь даже дети знают), испанском, португальском, английском, свободно переходя с одного языка на другой. Но с детьми в семье говорят только по-русски, изредка вставляя португальские словечки.

- Почему сюда приехали? - переспрашивает Василий Ефремович. - Просто интересно стало. Нам тут климат нравится, природа. Люди местные очень помогают. Что не по душе... Непонятно, почему решить вопросы быстро не могут. В остальном все нормально. Наши предки здесь жили. По рассказам, по легендам мы примерно знаем эти места. Нам понравилось, сразу понравилось.

От дури в голове

В общине староверов женщину в брюках не встретишь: все - в рубахах и длинных, до самых пят, сарафанах. У незамужних волосы заплетены в косу, у замужних - спрятаны под платок. Посты здесь соблюдают неукоснительно.
Староверы осваивают приготовление нового для себя блюда - соленого папоротника. Орляк растет в приморской тайге очень бурно, а вот в Латинской Америке его нет. Папоротник надо несколько раз пересыпать солью, а потом положить под пресс. "Пока не знаем, что выйдет - первый раз в жизни такой папоротник видим. Но нам сказали, что получится вкусно", - говорит Ольга. Кстати, сама она изначально представилась как Олгэ - так правильно звучит ее имя.

К воспитанию детей особый подход: на них не кричат, но каким-то волшебным образом младшие всегда слушаются старших. Наверное, оттого что их не ругают, а стараются логично все объяснить. К мелочам не придираются - обращают внимание только на принципиально важные в жизни вещи. И, главное, изначально воспитывают по вере. Все женщины тут прекрасно вышивают.

- Всю зиму вышиваем приданое, - делятся девочки. - Замуж некоторые рано выходят. Тетка Агафья, например, в 13 лет вышла. Когда делать нечего, всегда вышиваем.
Староверы говорят, если будет спрос, могут продавать вышивку - в городах сегодня мало кто умеет делать такие красивые работы.

- Для нас главное, чтобы они чем-то заняты были, - проходя мимо, говорит Василий. - Дурные мысли в голову не лезут.Кстати, никто в общине староверов не курит. И просят, чтобы в селе не курили - дети не должны видеть плохого.

С чужими старообрядцы, особенно девушки, не особо разговорчивы. Хотя, говорят сотрудники национального парка "Удэгейская легенда" (село Дерсу расположено на сопредельной с парком территории), уже одно присутствие аккуратных, строгих, красивых особ женского пола заставляет местных мужчин ограничивать свой дневной "рацион" спиртного. "Мужики даже как-то подтянулись все - пытаются соответствовать!" - смеются парковцы.

Впрочем, строгие порядки отнюдь не мешают им быть вполне современными людьми. Староверы умеют пользоваться и мобильниками, и интернетом (например, когда Василий выезжает из села, у него всегда работает сотовый). А по вечерам здесь все вместе смотрят DVD - популярные фильмы. Правда, с купюрами.
- Кирьяна, перемотай! - командует Ольга на том месте, где Верунчик из "Вокзала для двоих" начинает расстегивать пуговицы в купе проводницы.
Кирьяна послушно перематывает. Чтобы дурные мысли в голову не лезли.

Надумали - поехали

Алексей Килин, самый, пожалуй, разговорчивый молодой человек из общины, поведал, что по воскресеньям и праздникам (а в эти дни у староверов по религии работать запрещается) он ходит и фотографирует природу. Чтобы потом снимки выслать родственникам по электронке. Хотя к фотографированию здесь отношение неоднозначное. Например, Федор Килин, отец Алексея, сниматься долго отказывался, "потому что это грех", как и запись на диктофон, кстати. Василий - того и вовсе уговорить не удалось. Остальным, судя по всему, тоже не очень нравилось фотографироваться. А вот Алексей "греху" особо не сопротивлялся.

- Я жил в Уругвае. Приехал в Россию год назад, - рассказывает Алексей. - Сначала жили в Белгородской области: около города Шебекино, в Кошлакове. Там нам дали дома, местный губернатор очень помог. Но там населения шибко много. Когда людей меньше, легче жить. Мы с миром не мешаемся. У нас своя посуда, мы ее моем на речке и пользуемся только сами. Одежду чаще покупаем, иногда сами шьем. Вот церкви здесь нет, дома молимся пока.
Предки Алексея жили в Приморье, потом разъехались. Кто-то сейчас в Канаде, на Аляске, в Австралии.

- Почему решили поехать в Россию?

- Надумали... Поехали... К нам посол приехал российский. Мы поняли, что в России сейчас свободно, решили поехать посмотреть. Поехали - и вот остались. Мы там жили в деревнях, сами по себе, общиной. И нас особо не трогали. Там хорошо к нам относились местные власти. Но и удержать не пытались. Веру тоже достаточно легко сохранили - нас там не принуждали. Приезжали, правда, миссионеры какие-то, уговаривали перейти в другую религию. Но у нас-то все по книгам. Они нам объясняют одно, а мы им говорим "по отпечатанному". Мы ответим - а им нечего сказать больше. Многие разводят руками: "С вами бесполезно спорить".

- В Приморье нравится? В Латинской Америке ведь отношение властей к людям, наверное, получше будет?

- Очень нравится. В России все равно лучше. Оно как-то тянет само собой сюда. Люди здесь добрые, отзывчивые. Я в Россию с 14 лет хотел. Вот впервые в жизни здесь увидел снег. Понравилось.
Всякий раз, когда Алексей шагает домой с пасеки, набирает охапку цветов. И не перестает удивляться - сколько их тут. Одинаковые цветы старается не срывать - букеты все время разные.

Любопытство - это все

Дедушка Федор Савельевич, отец Алексея и Ольги, вспоминает, что его отец из России еще сообщал, пока в Поднебесной жили, что на Родине делать нечего.
- Коммунизма была. Отец в Китае был - его увезли в Россию на 13 лет, в лагерях сидел. А оттуда уехали, потому что там безобразие шло, - вспоминает Федор Килин. - Никакой власти не было. Японцы какую-то власть установили, да русские их выгнали. У нас случай был. Раз перед рождественским постом, в самый сезон охоты, зашли в поселок хунхузы. Было это у реки Муданцзян, ниже самого города. Мужиков в поселке не было - одни женщины да дети. Китайцы все стащили, вплоть до женской одежды.

- Надели женские рубахи и похаживают, - продолжает его жена Татьяна Ивановна Килина. - Мужики это узнали, собрались вместе на сопке, стали думать. А женщины, когда пошли молиться утром рано, после церкви, через речку, по кустам - так и ушли под сопку, на которой в засаде их мужья были. Русских всего-то 12 человек было...
- Сам я там воевал, - рассказывает Федор Силантьевич. - Хотели мы фанзу их поджечь, да не вышло. Человек 70 китайцев до обеда перебили. Остальные затаились - знали, что потемну уйдут...

- Как в Латинской Америке вы держали связь между разными странами?

- По телефону, письма писали, в гости друг к другу ездили, - Татьяна Килина удивляется вопросу. Она приехала в Латинскую Америку в 14, а уехала оттуда на 65-м году. Предки ее жили в Каменке, недалеко от Дерсу. - Здесь нам нравится. Там маленечко горочки есть - и все. А сюда приехали - столь цветов, горы, цветет все. Красива Россия, не сравнишь ни с какой страной. В Австралии мы были, на Аляске были, в Орегоне были, в Китае были, в Боливии, Канаде, Бразилии... Но такой красоты нигде нет. Воздух чистый. Нам очень нравится. В Приморье два месяца мы. А до этого, с августа минувшего года, жили в Кошлакове, недалеко от Белгорода. Там 300 семей поморцев - хорошие люди. Мама еще рассказывала, как тут хорошо. Она умерла в Бразилии, а отец и того раньше, в Китае.

- Вы, наверное, слышали, что здесь зимы холодные? До минус 35 бывает.

- Слыхали. В Кошлакове мы зиму прожили, там не очень большие снега были. А минус 35 - это что, холодно? Вот мы в Китае жили, было минус 60. Где холодно, там здоровше человек.

- А почему вы решили вернуться в Россию?

- Любопытство это. Интересно было. Я с маленьких лет собиралась в Россию. А в прошлом году вот выехали. В Америке же нету ни цветов, ни лесов, ни ягод, ни груздей. Тут все есть. Мы удивляемся, как тут посадка растет. Вон уже какие помидоры на цвету, а мы их еще ни разу не орошали. А там только начала помидорочка расти, ее сразу брызгать надо. Вырастет - ее белая мошка одолевает. А белую мошку ничем не вывести... Нам тут нравится шибко. Народ весь вежливый, нам помогают все. Только мы приехали - нам все дали: и есть, и пить, и носить. За это мы очень довольны. Пока не ошиблись, посмотрим, что дальше будет.

- Как смогли язык сохранить?

- А потому что у нас религия. Кто без религии жил, все забыл. Много же русских за границу переехало. Одно русское слово - два-три испанских, так и говорят. У нас и школы русские были, и сами учили детей. Дети читают, пишут, все поют по-старославянски. Говорят и на португальском. Девочек дедушка научил петь - по книге, как в церкви поют.
Кстати, в Приморье дети старообрядцев, скорее всего, не будут ходить в школу - поблизости ее попросту нет.
- Долго говорили нам, что здесь, в России, пока ничего не уладилось. А когда ж уладится-то? - смеется Татьяна Ивановна. - Вот мы приехали - а тут все нормально.

Источник материала: http://perevodika.ru/forum/index.php?showtopic=3685

 
Loading...

Друзья сайта

Всеправославная социальная сеть

Молодёжный сайт

Баннер ОКВ СкР

Интернет-магазин ДЕЛОКРАТ

Православные МО

Мы в сети

[info]rusobschina в Живом Журнале

Наша группа ВКонтакте


ВЫЖИВАЕМ

Русский образ

1086
Image Detail
сербский пл...
Image Detail
Дивеевские ...
Image Detail
Святочные г...
Image Detail
Казак
Image Detail

Яндекс цитирования