Русская Община

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Начало Воспитание «Осторожно, злые родители?!»

«Осторожно, злые родители?!»

E-mail Печать

alt

В минувшем году «Православный вестник» неоднократно обращался к проблеме ювенальной юстиции (см. ПВ №№ 4-5 2010 г.). Один из центров сопротивления внедрению этой системы – Екатеринбургский городской родительский комитет (ЕГРК). Сегодня мы в гостях у руководителя ЕГРК Валерия Шапхатовича Неталиева.

– Валерий Шапхатович, думаю, что наши читатели имеют представление о том, что такое ювенальная юстиция. Поэтому хотелось бы начать наш разговор с последних событий в этой области.

– Если кратко – система ювенальной юстиции западного образца внедряется в нашу жизнь. Хотя термин «ювенальная юстиция» сейчас слышен реже, но сама идея продвигается, для чего вводятся новые термины, используются новые поводы. Один из них – форсайт-проект «Детство-2030». Проект разработан под эгидой Общественной палаты России и стал доступен общественности для ознакомления в 2010 году. Это большой документ, содержащий идеи о том, какой должна быть жизнь наших детей в будущем – идеи, которые нашему обществу хотят навязать. Проектом запланировано кардинальное изменение нравственных ценностей. Предполагается отказ от традиционной семьи и переход к многообразным формам семейной жизни, среди которых временные семьи и множественные семьи. Будет введена проверка родительских компетенций, и те, кто эту проверку не прошел, не смогут воспитывать собственных детей.

Провозглашен отказ от оградительного детства – ограждения детей родителями от дурных компаний, курения, наркотиков разврата и т.д. Цель – переход к компетентному детству, когда ребенок имеет право сам все попробовать и самостоятельно принять решение, хорошо это или плохо, и охранительному детству – охранительному от влияния взрослых, которые «всегда мешают реализации прав детей». Также предполагается создание роботов-детей для родителей, не прошедших проверку своих компетенций. Готовится генная модификация человека для создания ребенка с заданными качествами, поголовная чипизация и так далее. При первичном ознакомлении все это казалось бредом или фантастикой. Но в конце 2010 года стало ясно, что это не так – на 23 декабря было назначено заседание Общественной палаты для рассмотрения этого проекта, на 27 декабря заседание Госсовета по вопросам материнства и детства.

Возникли опасения, что этот проект может быть принят в качестве основы государственной политики в области детства.
Для того чтобы предотвратить такое развитие событий, 22 декабря в Москве в «Пушкинском» собрался первый Всероссийский родительский форум. Более 3000 человек из различных городов собрались, чтобы сказать «Нет!» продвижению ювенальной юстиции, в том числе под прикрытием проекта «Детство-2030». Результатом стал перенос времени рассмотрения Общественной палатой форсайт-проекта на март 2011 года и изменение темы Госсовета. Но это не победа, это только отсрочка. Тем более что внедрение элементов ювенальной юстиции в нашу жизнь продолжается.

Нам навязывают детские телефоны доверия чтобы дети звонили, если родители ссорятся, не дают смотреть прикольные, по мнению детей, фильмы, не дают играть в компьютерные игры, содержащие сцены насилия. Все это трактуется как нарушение прав детей родителями. Дети уже сегодня имеют возможность звонить по этим телефонам. Идет активизация деятельности опеки по изъятию детей из семьи – число таких случаев все время растет. Вот что проис-ходит в последнее время, изменения не очень хорошие.


– Последний опрос на улицах Екатеринбурга показал, что большинство жителей и не слышало о существовании такой проблемы, а единицы, если и слышали, то считают, что «где-то там» встречались случаи такого безобразия. Какова, на самом деле, ситуация у нас в области, в Екатеринбурге?

– В Екатеринбурге в новом году мы сталкиваемся со вторым случаем, когда осуществляется попытка забрать ребенка из нормальной семьи. В первом случае в комнату молодой семьи в коммунальной квартире пришли представители опеки, оформили акт, что у них все не в надлежащем порядке, что родители между собой в ссоре. Сделали вывод, что их  надо лишать родительских прав. Основанием для такого визита стала жалоба соседа по коммунальной квартире, который все изложил в неблагоприятном свете. Мы организовали и отправили туда свою общественную комиссию. Наши представители поговорили с родителями, посмотрели, как они живут, в какой обстановке, пообщались с
тем самым соседом. Единственное «преступление» оказалось в том, что родители иногда ссорились между собой. Они люди молодые, бывает, что в процессе строительства семейных взаимоотношений возникают какие-то трения. Но, в общем, у них все нормально. Наш вывод, что никаких оснований для лишения родительских прав нет. В настоящее время мы им помогаем, нашли адвокатов, которые их защищают. У второй семьи ребенок был изъят. Сигнал дали соседи: мать не работает, ребенок в тяжелом состоянии. Мать действительно не работает, она является матерью одиночкой, но человек она вполне нормальный. У нее ребенка забрали, поместили в приют. Мы сейчас занимаемся тем, чтобы его вернуть. По этим случаям много средств уходит на адвокатов. У самих родителей таких денег нет, приходится собирать с миру по нитке, чтобы защищать родителей.


– То есть обе эти ситуации, что называется, на пустом месте – на самом деле в обоих случаях для ребенка нет никакой опасности?


– Да, обе эти ситуации созданы искусственно. Думаю даже, что уже разработан некий план, алгоритм по лишению родительских прав. В настоящее время уполномоченных по правам ребенка становится все больше. В критерии оценки их деятельности, судя по всему, уже заложено, что, чем больше лишений родительских прав, тем лучше эта работа делается. Поэтому надо выполнять и перевыполнять этот план.

Здесь необходимо принять во внимание еще одно соображение. Недавно журналист Андрей Малахов на телевидении расследовал историю об издевательстве родителей в одной американской семье над усыновленными российскими мальчиками. Он выяснил, что на усыновление было потрачено около 63 тыс. долларов (взятки, подарки, услуги и т.д.). Т.е. дети сейчас – это товар, а русские дети – беленькие, кудрявые, голубоглазые – это очень хороший товар. Поэтому сейчас имеют место и такие случаи – отнимают детей, чтобы потом передать их на Запад и получить за эти услуги
большие деньги.


– Почему это стало возможным? Какие меры предосторожности, на Ваш взгляд, необходимо предпринимать родителям?


– Все, что попускается Богом – для нашего блага. Думаю, что все это нам попущено, чтобы мы объединялись. Объединялись в родительские комитеты, объединялись с соседями по месту жительства. Если мы будем стремиться жить общинной жизнью, то нам будет легче. Было бы здорово создать такие отношения с соседями, чтобы, уходя из дома, можно было зайти к ним, оставить им ключ, попросить посмотреть за детьми. Детям наказать, что если вдруг кто-то придет, сразу звонили бы этим соседям.

В Москве был такой случай – матери дома не было, ребенок, услышав голос знакомой учительницы, открыл дверь, а там – комиссия опеки. Тут же составили акт, что дома немытая посуда, разбросанные игрушки. Это же бывает, это нормальная жизненная ситуация – мать не успела вымыть, ребенок только что играл. Тут же вызвали наряд милиции, забрали ребенка. Значит, нужно с соседями по площадке жить дружно, чтобы дети были под присмотром. Господь подталкивает нас сблизиться с соседями, мы должны жить общиной.

Ситуация сближает нас и с детьми. Надо поменьше выносить сор из своей семьи. Предположим, что родители поругались. Это неприятно, но не страшно, такое бывает, что не поняли друг друга. Если ребенок расскажет об этом где-то, это может стать сигналом для недоброжелателей, основанием, чтобы позвонить
и пожаловаться, что условия в этой семье являются неблагоприятными, а то и опасными для ребенка. Поэтому сейчас особенно необходимо прилагать усилия для налаживания отношений со своими детьми, по-другому сейчас нельзя. Если все же пришла комиссия опеки, нужно выяснить, есть ли у нее решение суда на доступ в квартиру. Если такого документа нет – имеем полное право никого домой не пускать.

Можно заявить о своем желании перенести время осмотра, обосновав это режимом дня ребенка или другой причиной. Можно пригласить в качестве свидетелей своих друзей, вести видеозапись осмотра. Очень важно при этом не терять присутствие духа и не подписывать никакие документы, внимательно не прочитав все и не осознав, что в них написано.


– Из некоторых интервью Уполномоченного по правам ребенка П.А.Астахова следует, что он человек православный. Может быть, мы просто зря беспокоимся, хороший человек делает нужное дело? Может, у страха глаза велики?


– Критика П.А. Астахова – результат безобразий, который есть сегодня в той области, за которую он отвечает. Сегодня мы наблюдаем, как учащаются случаи изъятия детей из семьи без всяких на то оснований. Это беспредел! Он не справляется со своими обязанностями, он не может защитить детей, которые в результате оказываются отнятыми у родителей. Может быть, он хороший человек, но на своем посту он нас категорически не устраивает. Нужно, чтобы на этой должности находился грамотный человек, который бы обеспечил то, чтобы родители не беспокоились, чтобы у них не возникало желание выходить на митинги и протесты. Этого нельзя допускать. На Манежную площадь вышла молодежь – это результат ошибок государственных органов, отвечающих за молодежную политику. Они что-то упустили. А в нашем случае есть опасность, что взрослые люди, родители, могут с палками выйти защищать свои семьи. Кто будет виноват? У нас есть уполномоченный, назначенный Президентом – Астахов. Отвечай, если не можешь работать. У Астахова много талантов – адвокат, актер, шоумен, бизнесмен. Пусть идет и занимается этими делами. Здесь же нужен человек, который сможет наладить работу таким образом, чтобы родителям не нужно было выходить на уличные акции протеста.


– Какой должен быть сигнал от Астахова, чтобы успокоить родителей? Что он должен сделать, чтобы мы поняли, что ситуация начинает меняться, начинает приходить в норму?


– Надо выйти на контакт с родительской общественностью. Это же его задача! Пусть выберет организации, которые представляют интересы родителей, выйдет на контакт, начинает разговаривать. Пусть выслушает наши требования. Гражданское общество должно брать под контроль решение всех проблем жизни в государстве – чиновников, коррупцию, армию – нам об этом говорит сам Президент. По Конституции единственная власть в стране – это наш народ, который непосредственно или через своих представителей – депутатов, чиновников, Президента – должен управлять страной. Вот ты и иди к народу, вступай в диалог. А Астахов говорит о том, что главная угроза детям – это семья. Мы изучили отчеты главы МВД Рашида Нургалиева. Получается, что совсем не семья, главная угроза детям – наркотики, алкоголь, педофилы. Да, встречается и семейное насилие, но это не более 5% от всех случаев, это не главная угроза. Зачем он вешает на родителей плакат «Осторожно, злые родители»? Это его ошибка, его упущение. Поэтому главное требование: не можешь – уходи, а если ты поставлен – работай, и работай, как следует.


– На сайте ЕГРК в качестве организации партнера указан Уральский родительский комитет. На страницах сайта этой организации обратные ситуации – рейды по неблагополучным семьям, репортажи о детях,
живущих с родителями-алкоголиками, наркоманами и т.д. То есть, встречаются такие ситуации, в которые государство должно вмешиваться?


– Конечно, такие ситуации есть. Я в этих рейдах участвовал, сам все это видел. Мы заходили в дом, где родители варят наркотическую отраву. Там даже у взрослого человека через пять минут начинается аллергия. А дети в таких условиях живут постоянно. И в этой ситуации нужно поступать особенно строго, детям в такой обстановке жить нельзя. Ходили мы и по семьям, где люди пьют – считаю, что из таких семей сразу забирать не нужно. У нас много случаев, когда удалось вытянуть людей из этого состояния.

Пришли c рейдом, увидели что пьют, потребовали бросить. Люди обычно отвечают:
– Хорошо, конечно, бросим.
– Когда?
– Да вот завтра начинаем, устраиваемся на
работу.
– Хорошо, мы через 15 дней придем. Cлово «придем» – очень важное. Сказали «придем» – пришли, проверили. Опять пьют – тогда можно сказать, что они добиваются того, что с ними будут поступать сурово. Можно ведь и прав родительских лишиться. Второй приход должен их еще сильнее насторожить. Через месяц опять приходим. И уже картина может быть другая. Сам видел: придешь – комнатка побелена, муж прекратил пить. Было много семей, которые таким образом начинали выправляться. Тем более, если им помогать, интересоваться их проблемами. Не могут обои купить – можно помочь с обоями. Для нас, для приходов, это самое хорошее дело. Уральский родительский комитет дал затравку, показал, что можно участвовать в рейдах государства. Если бы приходские комитеты ездили в эти рейды и смотрели, как живут люди, искали бы, как помочь в трудные моменты – это было бы здорово. Тогда бы мы могли многих людей возвращать к нормальной жизни.


– Как различать ситуации – куда надо вмешиваться и куда не надо?


– В рейдах должны быть представители родителей и смотреть по ситуации. Если чиновник вдруг говорит: «Давайте у этих заберем», – надо разбираться. Почему заберем? Может быть, это мать-одиночка, которая что-то не успевает сделать, у которой дома нет нормального ремонта? Так, может, мы лучше матери поможем, чем забирать детей? Давайте поможем ей найти работу. Входит в задачи государства облегчить жизнь многодетной матери? Входит! Сейчас посткризисное время, устроиться на работу сложно, особенно если нет высшего образования. На неквалифицированную работу очень сложно устроиться, потому что такие места все заняты трудовыми мигрантами из Средней Азии. Спиваются из-за чего? Зачастую потому, что работу не могут найти. Даже православные храмы строят-ремонтируют приезжие мусульмане, а где наши русские мужики? Так вытаскивать их надо, пусть они храмы строят. А нашим зачастую некуда пойти работать, потому что вся работа занята. И мужик из-за этого сидит на стакане, а теперь давайте у него еще ребенка отнимем?!


– Раз бывают различные ситуации – когда-то нужно вмешиваться, когда-то нет – может быть, разработать «умную инструкцию», которая уменьшит произвол чиновников в деле лишения родительских прав?


– По этому поводу Патриарх написал письмо Президенту с просьбой конкретизировать пункты, которые могут служить основанием для изъятия ребенка из семьи. Надо бы всем приходам поддержать это предложение Патриарха и включиться в рабочие группы, которые будут заниматься составлением этого закона. Для этого родители должны изучать Конституцию, Семейный кодекс, другие федеральные законы, чего, как правило, делать не любят. А кто эту инструкцию будет создавать? Чиновник сам для себя не будет, нам нужно в этом деле поучаствовать. Но таких родителей надо искать. Родителей сложно поднять даже на то, чтобы они живущим около прихода неблагополучным семьям помогли.

К сожалению, православные родители за церковной оградой себя практически не проявляют. Так что чиновникам такая инструкция не нужна, а мы не спешим этого делать. Поэтому пока такой вопрос мы даже не рассматриваем, мы стараемся хотя бы участвовать в рейдах. Почему? Потому что у комиссии по делам несовершеннолетних машин нет. И в рейды они нас с удовольствием берут, раз мы им машины предоставляем. Мы для этого в комиссиях и участвуем, чтобы притормозить там, где могут забрать ребенка без причины.


– Какие мероприятия по борьбе с ювенальной юстицией проводит ЕГРК?


– Во-первых, мы написали письмо Президенту РФ с требованием замены уполномоченного по правам ребенка. Менять надо, т.к. порядка в этом вопросе нет, о чем я уже сказал. Создан Всероссийский родительский интернет-штаб. Все случаи изъятия детей мы отслеживаем, мониторим ситуацию. Организована Ассоциация городских родительских комитетов России. Каждую неделю мы проводим с председателями всех городских комитетов совещания. Создаем родительские дружины, в которые будут входить юрист для грамотной консультации, автомобилист, чтобы сразу выехать на место, оператор с видеокамерой. Если комиссия по делам несовершеннолетних заявляет, что родитель пьет, в доме беспорядок (а мы видим, что в 60-70 процентов случаев эта оценка не соответствует действительности) и поэтому необходимо отнять ребенка из семьи, то посылаем на место дружину. Наши представители приезжают, снимают на камеру ситуацию в доме, составляют свой акт. Если сигнал не соответствует действительности, вместе с этими родителями начинаем ходить в те органы, которые участвуют в принятии этого решения, начинаем отстаивать семью. Семья, на которую напали, нуждается в моральной поддержке. Их вызывают на комиссию, начинают накидываться: «такие-сякие, никчемные люди». Не хочу ругать чиновников, но сейчас очень часто ситуация развивается именно так. Поэтому родителей надо отбивать от таких нападок, рядом с ними нужно стоять, им надо поддержку оказывать. Может быть, даже предоставить небольшую материальную помощь. Ну и, конечно, писать письма, добиваться нужных решений. Если есть желание узнать подробнее об этих мероприятиях, приглашаю зайти на сайт Екатеринбургского городского родительского комитета www.egrk.ru, который содержит много информации по этой теме.

– Что может сделать родитель, который осознал опасность ювенальной юстиции для своей семьи, осознал необходимость личного участия в борьбе с этим злом?


– Есть много способов. Очень важно изучать и распространять информацию о тех угрозах, которые несет ювенальная юстиция, о способах противостояния ей. Нужно повышать свою правовую грамотность, знать свои права и обязанности, чтобы иметь возможность отстаивать их. Нужно выражать свое мнение, власти должны знать, как мы относимся к этим проектам. Для этого можно участвовать в митингах и пикетах против ювенальной юстиции. Мы проводили такие акции и в прошлом, и в 2011 году. Также свое неприятие ювенальной юстиции важно донести до руководителей страны. Для этого можно написать обычное письмо или воспользоваться интернетом. Нужно обращать более пристальное внимание на школьную жизнь детей. Сегодня участились случаи, когда детей просят заполнять анкеты, содержащие информацию о жизни семьи. Нужно выявлять такие случаи, обсуждать с детьми, как они должны себя вести в таких ситуациях. Нужно поднимать по этим фактам тревогу, выступать на родительских собраниях. Важно принимать участие в деятельности организаций родителей. Если рядом такой организации нет – можно создать ее. Три человека, имеющие российские паспорта, могут создать общественную организацию, для которой необязательна государственная регистрация.
Создали комитет, нашли ту организацию, которая уже имеет опыт, посмотрели – и начали точно так же действовать.

Велосипед уже изобретен, дорога уже накатана. Нужно только желание действовать.
Телефоны есть, сайты есть, информация в интернете есть. А в Екатеринбурге ситуация наиболее благоприятная. Потому что у нас здесь не только ЕГРК, у нас здесь и Всероссийское родительское собрание, и множество различных патриотических организаций. У нас и приходы очень активные. Поэтому надо осознать, как это важно, и решиться с чего-то начать.

P.S. В марте 2011 года В.Ш. Неталиев возглавил Ассоциацию родительских комитетов и сообществ России («АРКС»). Председателем Екатеринбургского городского родительского комитета стал Сергей Василенко.


Беседовал Олег Васюнин

По материалам hrammaxim.krasnoturinsk.ru

 
Loading...

Друзья сайта

Всеправославная социальная сеть

Молодёжный сайт

Баннер ОКВ СкР

Интернет-магазин ДЕЛОКРАТ

Православные МО

Мы в сети

[info]rusobschina в Живом Журнале

Наша группа ВКонтакте


ВЫЖИВАЕМ

Русский образ

764
Image Detail
Военный пла...
Image Detail
спортивный ...
Image Detail
857
Image Detail
1083048_200...
Image Detail

Яндекс цитирования