Русская Община

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Начало Безопасность Народная дружина История народных дружин Народное ополчение эпохи Смутного времени и его связь с земским самоуправлением

Народное ополчение эпохи Смутного времени и его связь с земским самоуправлением

E-mail Печать

 

Вторая половина XVI в. ознаменовалась в России тяжелейшим военным, экономическим и политическим кризисом. Удачная поначалу попытка стабилизации, предпринятая в правление Бориса Годунова, завершилась в итоге полным провалом и обозначила начало нового, еще более страшного кризиса, получившего название Смуты.


Для современного человека опыт Смуты чрезвычайно важен — это был период кризиса в России, причем кризиса всеобъемлющего, последствия которого определили пути развития страны почти на 200 лет вперед.
В момент кризиса испытанию подверглись многие реалии общественной жизни России, прежде всего — российская государственность. С этой точки зрения Смута предстает теперь перед нами как длинная серия попыток сделать власть в России легитимной, что подразумевает не только ее формальную законность, но и то, что такая власть должна была быть поддержана народом.
Период Смуты выявил уникальный феномен русского народа (такого не знала Западная Европа) — проявление в трудную для страны минуту государственного сознания, творчески претворившего его на практике. В результате удалось не только сохранить в стране относительный порядок и организовать разгром иноземных интервентов, но и восстановить русскую государственность, подкрепив исполнительную власть — легитимную монархию — мнением народным.

Верховная власть в середине—второй половине XVI в.

В последнее время ряд историков и публицистов в России и за ее пределами настойчиво пытаются обосновать тезис о неразвитости общественных институтов в нашей стране, о преобладании в ее политическом бытии крайних форм деспотизма и правительственного произвола. Однако демократические традиции в России не только существовали, но и продолжали развиваться на разных общественных уровнях.
Уже в «Беседе валаамских чудотворцев», знаменитом памятнике публицистики XVI в. обосновывалась идея соборности — управления государством царем и «единомысленным вселенским советом», составленном из представителей земли, «от всех градов... и от уездов градов тех». Здесь дана продуманная программа реорганизации государственного управления страной с неизбежным ограничением прерогатив царской верховной власти «единомысленным вселенским советом» — органом, позднее наименованным Земским Собором.
Рекомендации автора «Беседы» во многом оказались созвучны практике мероприятий правительства «Избранной рады», руководившего политикой Московского государства первой половины царствования Ивана Грозного. Деятельность «Избранной рады», возглавленной царским постельничим А.Ф.Адашевым и священником Благовещенского собора Московского Кремля Сильвестром, известна прежде всего по реформам 40—50-х гг. XVI в., направленным на укрепление государства и упрочение центральной правительственной власти. Политический строй России того времени нуждался в существенном обновлении государственной и правовой организации общества.
Наиболее значительным мероприятием «Избранной рады» было составление нового Судебника (1550 г.). В нем были существенно изменены правовые основы деятельности центральных и местных органов управления, ограничена судебная, а отчасти и административная власть бояр-кормленщиков, обусловив ее участием в суде земских старост и земских «лутчих людей».
В этом же ряду преобразований стоит организация приказов, действующих на постоянной основе. Таким образом, в середине XVI в. складывается целостная система центрального государственного управления, в которой отныне сосредоточивается все текущее правительственное делопроизводство и руководство деятельностью местных органов управления. Последние также видоизменяются. С 1555 г. в Московском государстве повсеместно вводятся выборные губные органы, ведавшие делами о «татьбе» и «душегубстве». В городах и уездах с преобладающим черносошным населением и в дворцовых волостях была окончательно ликвидирована система кормления. Ее заменило земское самоуправление, представителями которого на местах становятся избираемые из тяглого населения городов и черносошных крестьян земские старосты ( «излюбленные головы» ), целовальники и земские судьи.
«Избранная рада» обладала реальной властью и сосредоточила в своих руках все нити управления страной, существенно ограничив властные полномочия царя.
Именно в этом, по признанию самого Ивана IV, ограничении «Избранной радой» царской власти и заключаются причины падения и опалы руководителей столь мощного и авторитетного правительственного органа.
Противоположной политике «Избранной рады» практически по всем направлениям государственной деятельности стала опричная политика Ивана Грозного, стремившегося упрочить единовластие, искоренить малейшую нелояльность монаршей воле. Заподозренными же в «самовольстве» могли быть многие.
Установив опричнину, царь формально разграничил управление двумя новыми образованиями: опричниной и земщиной. В земщине сохранено было управление «по старине»: всеми делами ведала земская Боярская дума. Однако реальная власть и в земщине, а тем более в опричнине, была изъята царем из рук земских бояр и приказных дьяков.
Однако в области организации государственной власти отличия опричнины от земщины были минимальны.
Вместе с тем опричнина с четким разделением страны на два «особно» управляемых государственных образования, подрывала авторитет Ивана IV как самодержца, полновластного государя. Поэтому в начале 70-х годов «опричнина» была отменена. Однако разделение государства на две части и жесткий курс на подавление всякого сопротивления царской воле сохранились вплоть до смерти Грозного в марте 1584 г.
Более того, при кажущемся возврате к «старине» в царствование Федора Ивановича и Бориса Годунова (воцарение и избрание которых подтверждено было решением земских соборов) целый ряд установлений Ивана IV вошел в политическую практику Русского государства. Это были мероприятия, направленные на создание в стране такого правового порядка, при котором царь, неизмеримо усиливший личную власть, мог контролировать деятельность правительственных лиц и государственных учреждений. Для них царь был единственным источником всякой власти.
Следствием опричной политики Ивана Грозного было крайнее обострение конфликта между двумя принципами организации государственной власти: централизации управления и сохранения и развития участия в управлении (в местном и в общегосударственном) представителей «всей земли».

Верховная власть и «вся земля» во времена Смуты

Противоречие между двумя тенденциями развития русской государственности особенно ярко сказалось в конце XVI—начале XVII вв., когда резко обострившиеся в стране социальные, экономические и политические противоречия породили Смутное время — грандиозный кризис, потрясший до основания Русское государство и общество. Страшный голод 1601—1603 гг., унесший до трети населения страны, холопьи бунты, появление самозванцев, междоусобная истребительная война — такими были первые годы нового XVII в. Великие потрясения напрямую сказались на внутреннем состоянии государства. Центральные органы власти и управления оказались либо разрушены, либо парализованы и во все большей степени утрачивали возможность контролировать положение дел в стране. Разрушены были и общегосударственные механизмы управления; начавшаяся польско-литовская и шведская интервенция усугубила кризис и создала реальную угрозу самому существованию единого Русского государства.
В этих условиях единственной реальной политической силой, способной изменить сложившуюся в стране к 1611 г. ситуацию, стало земское самоуправление на местах , значительно окрепшее именно в Смутное время.
Из представителей «земли» — служилых, посадских и уездных людей — формировались «советы всей земли» сначала Первого (Подмосковного), а затем и Второго (Нижегородского) ополчений — органы верховой распорядительной власти в той части Московского государства, в которой росло и ширилось освободительное движение против интервентов и русских «заводчиков смуты». В истории России, благодаря активизации народных сил, произошло поразительное явление — за неполные три года (1610—1613 гг.) была восстановлена почти полностью разрушенная государственная ор-ганизация с единым правительственным центром в освобожденной от поляков Москве.
Отечественной исторической наукой этот процесс исследован был недостаточно. Внешняя, чисто военная, сторона массового народного движения против интервентов начала XVII в. отодвинула на второй план изучение сложнейших вопросов воссоздания российской государственности, объединения обособившихся во время «великого Московского разорения» земель.
Неясной осталась и одна из ключевых проблем отечественной истории того времени — проблема законодательного ограничения царской власти рядом условий, выработанных Земским собором 1613 г., который избрал Михаила Федоровича Романова «государем царем и великим князем всея Руси».
А между тем соотнесение этого соборного деяния с рядом других документов той эпохи — записями, ограничившими самодержавную власть царя Василия Шуйского и возведенного на российский престол польского королевича Владислава, позволяет утверждать, что стремление к ограничению царской власти и царского произвола было устойчивой тенденцией развития русской государственности начала XVII в.

Изменение характера государственной власти

Характер царской власти начал изменяться лишь в горниле восстания Ивана Болотникова, вспыхнувшего летом 1606 г. на юге России. Повстанцы широко использовали в борьбе авторитет сословного и земского представительств. Именно в это время на местах начинают складываться всесословные органы местного управления — городовые и уездные советы. Но на первых порах эти советы подчинялись исключительно руководителям восстания и прежде всего «большому воеводе царевича Димитрия» Ивану Болотникову. Лишь позднее в повстанческом лагере складываются органы власти, аналогичные правительственным. Это связано было со своеобразным вакуумом — отсутствием в болотниковской рати носителя титула царя или царевича, олицетворявшего в силу вековых русских традиций верховную власть в стране 1 . С появлением в Путивле Лжепетра ситуация радикально изменилась, несмотря на явное самозванство этого «царевича». При нем создаются и Боярская дума, и Двор, и некое подобие московской приказной администрации — необходимые политические институты того времени.
Но, несмотря на складывание в Путивле традицинной для Московского государства системы управления, реальная власть в повстанческом войске оставалась в руках казачьего старшины и казачьего круга. Все важные решения принимались кругом или мирской сходкой.
В условиях интервенции органы местного самоуправления в еще большей степени упрочили свое положение. Общая задача освобождения страны укрепляла стремление к воссоединению земель, обособившихся во время Смуты. Земское освободительное движение зародилось и получило распространение на севере страны в 1608—1609 гг. Оно проявилось в отпоре наводнившим страну отрядам самого одиозного из самозванцев — Лжедмитрия II («Тушинского вора»), ставшего марионеткой возглавлявших его войско литовских магнатов, и в поддержке, оказанной населением северорусских уездов двигавшимся к Москве отрядам М.В.Скопина-Шуйского.
В сложнейшей обстановке Скопин проявил блестящие дарования военного и государственного деятеля. Находясь в Новгороде, он через восставшие против «тушинцев» Вологду и Каргополь поддерживал связь со всеми северорусскими городами для организации ратных сил и «устроения земли», управления отрезанными от Москвы войной поморскими и североволжскими уездами и волостями.
В то же время происходило развитие форм участия населения северорусских городов в местном управлении. Когда в декабре 1608 г. к Устюжне Железопольской приблизился польский отряд, в городе не оказалось ни воеводы, ни ратных людей, ни сколько-нибудь надежных укреплений. Тогда горожане создали выборное управление, избрав три головы и городовой совет из 20 чел., в котором посадские и служилые люди получили равное представительство. Деятельность совета не прекратилась и с прибытием в Устюжну воеводы. Он даже приступил к исполнению своих обязанностей лишь после утверждения городовым советом его полномочий.
Это всего лишь один, но весьма показательный пример вынужденного пробуждения к активной политической жизни самых широких слоев населения Московской Руси. Благодаря этой активности М.В.Скопину-Шуйскому удалось одержать ряд важных побед над «тушинцами» и уже к ноябрю 1609 г. вытеснить их отряды из Верхнего Поволжья, освободив от осады Троице-Сергиев монастырь, деблокировать Москву.
Схожие процессы шли и в других регионах страны.
В условиях Смутного времени земское освободительное движение приобретало различные организационные формы на землях, занятых крупными соединениями польско-литовских войск и в тех городах и уездах, что выступили против пропольской политики московского правительства. Фактор присутствия на значительной части русской территории отрядов иноземцев оказывал определяющее значение на характер и масштабы борьбы с интервентами, заставляя русских людей шире использовать методы партизанской войны, сплачиваясь в отряды так называемых «шишей», военная организация которых напоминала казацкую. «Шишами» становились в основном крестьяне разоренных поляками русских сел и деревень, испытывающие вполне понятную ненависть ко всякому иноземцу. Организация же повстанческих сил, подобная казачьей, была отличительной особенностью всех народных движений XVII в.

Организация власти в освободительных ополчениях

В той части страны, где с самого начала власть правительства королевича Владислава носила чисто номинальный характер, началось формирование местных ратных сил, призванных освободить от поляков столицу Русского государства — Москву. Осознание значительной частью населения страны необходимости ведения жестокой, бескомпромиссной борьбы с польской угрозой вылилось в мобилизацию всех имеющихся сил для отпора агрессии.
Вместе с тем отсутствие единого политического (правительственного) центра осложняло эту задачу. Обстановка требовала скорейшего объединения разрозненных очагов сопротивления. К 1611 г. центр освободительной борьбы перемещается с севера страны в Рязанские земли. Значительное распространение получает практика прямых сношений между городами, не признавшими правительства королевича Владислава. На основе взаимных договоренностей в этих городах начали формироваться земские рати.

В начале марта 1611 г. основные силы местных ополчений собрались в Рязани, Серпухове и Коломне.
Наиболее организованным было Рязанское ополчение — настоящее войско, с многочисленной артиллерией («нарядом») и гуляй-городом. Возглавлял его признанный вождь и воевода думный дворянин Прокопий Ляпунов. Он заключил союз с «боярами» из распавшегося лагеря Лжедмитрия II — Д.Т.Трубецким и И.М.Заруцким, послал посольство в Нижний Новгород поднимать жителей Среднего Поволжья на борьбу с поляками, пытался нейтрализовать или привлечь на свою сторону гетмана Я.Сапегу — предводителя польских наемников в войске Лжедмитрия II. Кроме Рязанского ополчения, под Москву шли отряды из Владимира, Нижнего Новгорода, Мурома, Яро-славля, Переяславля-Залесского, Углича, Суздаля, Вологды, Галича, Костромы и Романова. К Владимирскому и Суздальскому ополчению присоединились отряды волжских казаков и черкасов (днепровских казаков), возвратившиеся из-под Пскова. Союзник П.П.Ляпунова, князь Д.Т.Трубецкой, привел к столице остатки «тушинского» войска из Калуги, атаман И.М.Заруцкий, пожалованный Лжедмитрием II боярским чином, — из Тулы.
Сбор ратных сил под Москвой закончился 1 апреля 1611 г. Началась длительная и трудная осада.
В сложившемся под Москвой новом военно-политическом образовании прочное единство, необходимое для успешного ведения освободительной войны с поляками на первых порах отсутствовало. Разногласия в среде ополченцев были порождены социальной разнородностью самого освободительного движения. Важнейшим условием успешной борьбы с интервенцией было объединение земских сил, координация действий местных ополчений и отрядов, централизованное снабжение их необходимым довольствием и припасами, а с этой целью создание государственного аппарата политического и хозяйственного управления страной, способного взять на себя функции центрального правительства.
И вот после занятия 7 апреля 1611 г. Белого города в ополчении был создан общий «Совет всей земли» — высший орган власти на всей освобожденной от интервентов территории, единый руководящий центр всего освободительного движения в стране и избраны «начальники» земской рати — П.П.Ляпунов, князь Д.Т.Трубецкой и И.М.Заруцкий.
Спустя 3 месяца произошла коренная реорганизация сложившейся в «таборах» (подмосковном лагере Первого ополчения) политической власти. Выступившие против участившихся случаев произвола ополченских властей ратные люди и казаки потребовали от своих «начальников» детальной регламентации и упорядочения деятельности «Совета всей земли» и сложившейся в «таборах» приказной администрации. Выработанный на основе этих требований и одобренный всем ополчением 30 июня 1611 г. Приговор подтвердил и оформил сословно-представительную организацию власти и порядок управления страной.
Во главе ополчения встало реорганизованное на основе Приговора временное земское правительство — своеобразный триумвират П.П.Ляпунова, И.М.Заруцкого и Д.Т.Трубецкого. Однако права и привилегии триумвиров были существенно ограничены статьями Приговора. «Бояре и воеводы» , обязанные «будучи в правительстве, земскими и всякими ратными делами промышляти» , контролировались избравшим их «Советом всей земли».
При общем стремлении восстановить разрушенную врагом русскую государственность в таком именно виде, «как было при прежних российских прирожденных государех», условия и обстоятельства Смутного времени вынуждали составителей Приговора в ряде случаев существенно изменять сложившиеся в Московском государстве традиции взаимоотношения власти и соборного большинства. Так, «избранных всею землею для всяких земских и ратных дел в правительство» вождей ополчения, в случае обнаружения их несоответствия своему высокому положению «Совету всей земли», было «вольно... переменить и в то место выбрати иных... хто будет болию к земскому делу пригодится» . В ополчении был организован ряд приказов, чья деятельность также контролировалась «Советом всей земли».
Приговор 30 июня 1611 г. сыграл важную роль в упрочении в освободительном движении объединительной тенденции, однако и после его принятия в подмосковном лагере продолжали сохраняться серьезные противоречия. Особое недовольство вызывали антиказацкие мероприятия П.Ляпунова и ориентация ополченского правительства на Швецию (с которой велись переговоры о возможном избрании на российский престол одного из шведских принцев). Компромиссное соглашение, заключенное между различными группировками движения в июне 1611 г., воплотившее объединительные тенденции освободительной борьбы, оказалось недолговечным. Уже в конце июля произошло открытое столкновение конфликтующих сторон, в котором у Ляпунова не оказалось надежной опоры. Этим не преминули воспользоваться осажденные в Кремле и Китай-городе поляки. Им удалось спровоцировать радикально настроенную часть «таборов» на открытое выступление против Ляпунова. Вызванный 22 июля в казачий круг, вождь ополчения был убит, репрессиям подверглись и его сторонники.
Несмотря на отъезд из подмосковного лагеря части служилых людей, авторитет «Совета всей земли Первого ополчения продолжал сохраняться на всей освобожденной от интервентов территории вплоть до 2 марта 1612 г. (т.е. до дня присяги ополченцев из «таборов» новому самозванцу — Лжедмитрию III). Продолжали функционировать аппарат центрального управления и приказы, «и в иных приказах сидели дьяки и подъячие, и с волостей на казаков кормы сбирали».
Однако после гибели П.Ляпунова роль и значение ополченского «Совета всей земли» изменяются. Он не теряет статуса верховного органа, но решающее значение отводится теперь «приговору бояр», а не «приговору всей земли».
Нет основания говорить о произошедшем после гибели П.Ляпунова развале центральной власти в Первом ополчении под Москвой. Но открытое выступление радикально настроенного казачества, привело к расколу разнородного освободительного движения. В нем зарождается и крепнет оппозиционное течение. Зажиточная часть посадского населения северорусских и поволжских городов и разоренное Смутой дворянство воспринимали перемены, произошедшие в земском лагере после гибели П.Ляпунова, как новое «воровство» вчерашних болотниковцев и «тушинцев».

Второе ополчение: поиск согласия, стремление к победе

Новый этап в истории освободительной борьбы русского народа с польской интервенцией был связан с начавшейся в октябре—ноябре 1611 г. организацией в Нижнем Новгороде нового (Второго) ополчения, с деятельностью его выборных вождей — воеводы князя Дмитрия Михайловичав Пожарского и земского старосты Кузьмы Минина, бывшего начальником «в то время судных дел во братии своей рекше посадских людей в Нижнем Новгороде».
С 1608 г. самоуправление в Нижнем Новгороде, равно как и во многих других русских городах, не ограничивалось посадским. Осенью этого года в Нижнем создан был общесословный орган местного управления — городовой совет.
Решения Нижегородского городового совета были обязательны для всех горожан, в том числе и для входивших в его состав местных воевод, действия которых строго контролировались.
Изменения, произошедшие в земском освободительном движении после смерти П.Ляпунова, и кажущееся бездействие отрядов Трубецкого, Заруцкого и Просовецкого под стенами Москвы, привели к образованию осенью 1611 г. в Нижнем Новгороде независимого организацинно-политического центра борьбы с интервенцией. Сначала ряд поволжских, а затем и многие северорусские города приняли участие в формировании нового ополчения.
Отказавшись от сотрудничества с правительственным центром под Москвой, Нижегородский городовой совет тем не менее взял курс на создание политической организации, тождественной существовавшей в Первом ополчении. В феврале 1612 г. в Нижнем Новгороде при формирующемся новом ополчении уже существовал и действовал свой «Совет всей земли».
Начало первого периода в истории Нижегородского ополчения совпадает со знаменитым призывом Кузьмы Минина к землякам. К ноябрю 1611 г. был начат сбор денежных средств с населения, подтвержденный приговором «всего града за руками» , было избрано руководство ополчения: «стольник и воевода князь Д.Пожарский, «выборный от всей земли человек» К.Минин, второй воевода И.Биркин, дьяк В.Юдин. Тогда же пришли в Нижний Новгород отряды служилых людей из захваченных поляками городов; именно они вместе с нижегородскими стрельцами и служилыми людьми и составили костяк нового земского ополчения.
На втором этапе формирования ополчения (ноябрь 1611 г. — февраль 1612 г.) Ярославль стал местом окончательного сосредоточения сил Пожарского и Минина. Заняв его, нижегородцы получили доступ к крайне необходимым им экономическим ресурсам земель, почти совсем не затронутых военными действиями.
Вступление отрядов ополчения Пожарского и Минина в этот регион привело к открытой конфронтации с действовашими там казаками Трубецкого и Заруцкого. Преодолеть сопротивление сторонников Первого ополчения нижегородцы могли, лишь опираясь на более авторитетное сословное и земское представительство. Сразу же после вступления в Ярославль руководители Второго ополчения приступили к реорганизации нижегородского ополченского «Совета всей земли» и учреждению органов центрального государственного управления — приказов. Вскоре от имени князя Пожарского по городам были разосланы грамоты, призывавшие органы местного самоуправления прислать в Ярославль, ставший временным правительственным центром, «изо всяких людей человека по два, и с ними совет свой отписать, за своими руками».
Тогда же ополченские власти предприняли попытку наладить работу органов местного управления. Назначены были воеводы в ряд городов Московского государства. С целью восстановления финансовой системы были проведены новые «дозоры» и составлены новые платежные книги. Возобновлены были и переговоры о призвании на российский престол брата шведского короля принца Карла-Филиппа, признанного к этому времени государем в Новгородской земле. В грамотах руководителей Второго ополчения в Новгород указывалось достаточно категорично: «...и мы того приговору (приговора Первого ополчения об избрании шведского принца на российский престол — В.В.) держимся».
Вражда двух ополчений и двух правительственных центров обострилась к весне 1612 г. Стремясь максимально расширить территорию, подконтрольную ярославскому «Совету всей земли», правительство Пожарского и Минина сделало ставку на военный разгром действовавших в Замосковье отрядов Первого ополчения.
Воспользовавшись благоприятным для них моментом в «таборах» под Москвой активизировали деятельность сторонники объявившегося в Пскове нового самозванца (Лжедмитрия III). Они организовали в подмосковном стане присягу самозванцу, принудив вождей ополчения согласиться с решением казачьего круга. Следствием произошедших в лагере под Москвой перемен явилось крайнее размежевание сил в стране. Многие служилые люди и даже казаки покинули ополчение, часть из них ушла в Ярославль.
Но перспектива подчинения подмосковного ополченского правительства воцарившемуся в далеком Пскове новому самозванному государю не устраивала его «начальников», не только из окружения Д.Т.Трубецкого, но и И.М.Заруцкого, честолюбивые планы которого связаны были с другим претендентом на вакантный российский престол — Иваном Дмитриевичем ( «воренком» ), годовалым сыном Лжедмитрия II и Марины Мнишек. Оба соправителя, втайне друг от друга, занялись организацией свержения псковского самозванца.
Трубецкой предложил Пожарскому и Минину объединиться для совместной борьбы с интервентами и с «врагами, которые нынеча завели смуту».
Воцарение («воренка») могло возвести Заруцкого в ранг полновластного правителя Московского государства, тем не менее он, использовав все свое влияние, сделал ставку на устранение третьего самозванца. Во Псков были отправлены доверенные приверженцы Заруцкого, которые вместе с местным воеводой, «...собравшись с народом, того самозванца, поимав и связав, к Москве скована отвезли, где его и повесили, а его сообщников по тюрмам посадили».
Устранив опасность, угрожавшую их интересам и устремлениям, Трубецкой и Заруцкий попытались нормализовать отношения с руководителями Второго ополчения. В Ярославль из-под Москвы было отправлено большое посольство, которое привезло от Д.Т.Трубецкого и И.М.Заруцкого «повинную грамоту за своими руками», в которой «бояре и воеводы» Первого ополчения писали, что они желают быть с нижегородцами «во всемирном совете и соединенье».
В ответ Пожарский выдвинул ряд условий возможного объединения двух ополчений, которые были отвергнуты руководителями Первого ополчения. Однако приближение к Москве отрядов гетмана Ходкевича, намеревавшегося быстро разгромить земские рати поодиночке и снять затянувшуюся осаду польского гарнизона в русской столице, привело к тому, что 27 июля 1612 г. с основными силами своего войска Д.М.Пожарский выступил к Москве. С приближением Пожарского в «таборах» возобладала группировка Д.Т.Трубецкого, выступившая за скорейшее примирение с ярославцами. Заруцкий с приверженцами ушел к Коломне. В лагере Первого ополчения остались те, кто надеялся на достижение компромисса с ярославцами.
Но руководители Второго ополчения наотрез отказались соединиться с отрядами Трубецкого, встав лагерем у Арбатских ворот. Между ополчениями сразу же начались раздоры и вражда. Ратники и казаки Трубецкого, которые, по словам современника, «вси от гладу изнемогающе», неприязненно встретили сытых и хорошо экипированных дворян и казаков Пожарского.
Возникшая рознь могла обернуться катастрофой для всего освободительного движения, для всей страны, на защиту которой поднялись воистину «последние люди» Русской земли. Ни Первое, ни Второе ополчения не могли в одиночку противостоять регулярной польской армии Ходкевича, стремившегося во что бы то ни стало доставить продовольствие голодающему гарнизону Кремля и Китай-города и разбить русских поодиночке. В развернувшемся 22 и 24 августа 1613 г. сражении у стен Москвы победа русского оружия достигнута была лишь в результате совместных, хотя и не скоординированных действий ратников Подмосковного и Нижегородского ополчений. Решающую роль в битве сыграл неожиданный для поляков, надеявшихся на явное несогласие двух земских ополчений, удар «нагих и гладных» казаков Трубецкого, отбросивших наемные отряды Ходкевича от стен Кремля и Китай-города, куда они почти что уже доставили обоз с продовольствием и фуражом.

Восстановление верховной власти: старое и новое

Наметившееся во время боев с поляками Ходкевича сближение двух ополчений завершилось их объединением лишь в октябре 1612 г. Преодолев мешавшее успеху земского дела «несоветие» , в грамотах разосланных по городам в октябре 1612 г. Д.Т.Трубецкой и Д.М.Пожарский извещали местные власти о «прекращении между ними всех распрей, о единодушном намерении их вместе с выборным человеком Кузьмой Мининым освободить государство от врагов».
В объединившемся ополчении воссозданы были общеземские (фактически общегосударственные) органы власти, центральное приказное управление. Было образовано своего рода коалиционное правительство с участием «начальников» обоих лагерей.
Восстановление верховной власти непременно предполагало восстановление законной монархии, поэтому до поры во внешней политике новое Земское временное правительство продолжало ориентироваться на Швецию, связывая с кандидатурой шведского принца решение чреватого серьезными осложнениями династического вопроса. Единственным условием окончательного принятия Карла-Филиппа руководители ополчения в это время выдвигали его скорейшее прибытие в Новгород и избрание государем на Земском соборе.
Отметим, что с 1584 г. все русские цари (за исключением Лжедмитрия I), в том числе и сын Ивана Грозного Федор Иванович — не «выкрикнутый», но «прирожденный государь» , избирались на московский престол не иначе, как Земским собором — волей «всей земли».
Прошведская ориентация руководителей Земского правительства и ополчения сказывалась и во время работы Земского избирательного собора 1613 г. Объяснялось это не только стремлением Трубецкого и Пожарского приобрести поддержку соседней державы, враждебной Польскому государству, но и сугубо внутренними причинами: глубоким убеждением, что избрание новым государем кого-нибудь из московских бояр приведет лишь к углублению кризиса, к «конечному разорению» и гибели государства.

Итог земского дела: достижение политической стабилизации

Объединение двух ополченских армий позволило добиться решающего перелома в ходе освободительной борьбы. 26 октября 1612 г. сдался польский гарнизон Кремля, и на следующий день отряды ополчения вступили в Москву.
Вопрос о будущем политическом устройстве Русского государства должен был решиться на Земском соборе, о созыве которого и было объявлено руководителями Земского правительства в ноябре 1612 г.
Несмотря на одержанные победы, в столице и в стране в целом продолжала сохраняться напряженная обстановка. Значительные территории оставались во власти поляков и шведов, не прекращались военные действия во многих даже удаленных от пограничных рубежей уездах. В конце ноября — начале декабря 1612 г. подошедший к Москве с новой армией польский король Сигизмунд III предпринял попытку штурмом овладеть только что освобожденной русской столицей и лишь после ее неудачи отошел от стен разрушенного города.
Сохранилась в ополчении и известная социальная напряженность — незаживающий след былого раскола антипольского освободительного движения.
Заключенный в октябре 1612 г. компромисс не ликвидировал противоречий, разъединявших достаточно разнородные группировки освободительного движения. В общественно-политической жизни многократно возросло значение казачества, наиболее радикальной силы русского общества того времени. В этих условиях перед Земским правительством и руководителями ополчения со всей остротой встал вопрос о будущем, о скорейшем «устроении» земли.
Восстановление государственной власти мыслилось в привычной форме монархического правления. Поэтому основной задачей созываемого в Москве Земского собора должно было стать избрание нового царя. Необходимость скорейшего решения династического вопроса осознавалась всеми политическими группировками.
Организацией и созывом Земского избирательного собора ведал «Общий великий соборный совет», определивший в ходе заседаний как порядок выборов представителей —участников собора, так и число этих выборных лиц, равно как и круг их полномочий.

В отличие от предшествовавших ему земских соборов, Избирательный собор 1613 г. был беспрецедентно широк по своему социальному составу. В его работе принимали участие представители высшего и уездного духовенства, московского и городового дворянства, казаков, посадских людей и черносошных крестьян.
Участниками собора выдвинуто было более десяти претендентов на российский престол: польский королевич Владислав, шведский принц Карл-Филипп, Иван Дмитриевич («воренок») и ряд русских князей и бояр (не все они соглашались на избрание, в ряде случаев вставая на сторону других кандидатов).
Общие заседания происходили в Успенском соборе Кремля. Но предварительные заседания проводились по сословиям: в отдельных палатах. Необходимым условием решения любого обсуждавшегося на таких совещаниях вопроса было достижение единогласия. Только после этого принятое решение могло быть вынесено на рассмотрение всего собора.
21 февраля 1613 г. Земский собор провозгласил царем Михаила Федоровича Романова. Согласно сложившейся в Смутное время традиции, новый государь согласился с ограничением своих прав и привилегий (аналогичные соглашения были выработаны ранее при избрании на царство Василия Шуйского и польского королевича Владислава).
В соответствии с выработанными собором условиями Михаил Федорович обязался следовать традиционным формам управления страной, не вводить новых законов без согласия Боярской думы и Земского собора, охранять права церкви и не помнить «ни о какой частной вражде» . Существенно ограничивались полномочия царя и в области внешней политики ( «ни войны, ни мира с соседями одному и по собственному усмотрению не предпринимать» ).
Разорение и упадок хозяйства, социально-классовые противоречия, общая слабость политической системы вынуждали правительство избранного «всею землею» царя опираться на авторитет Земских соборов и сложившуюся практику местного самоуправления, обращаться к выработанным в Смутное время формам организации взаимодействия правительственной власти и власти на местах.
С избранием на царство Михаила Федоровича Земский собор 1613 г. не был распущен, а функционировал до конца 1615 г. Именно тогда установился порядок, при котором представители «земли» получали полномочия на три года. Своим, заслуженным в годы освободительной борьбы с поляками, авторитетом земские люди санкционировали действия правительства по выводу страны из кризиса. Лишь в 1622 г. постепенная нормализация обстановки в стране, восстановление разрушенного аппарата власти, упрочение внешнеполитического положения Московского царства позволило царю отказаться от практики использования в государственном управлении постоянно действующих земских соборов.

В. Волков

 
Loading...

Друзья сайта

Всеправославная социальная сеть

Молодёжный сайт

Баннер ОКВ СкР

Интернет-магазин ДЕЛОКРАТ

Православные МО

Мы в сети

[info]rusobschina в Живом Журнале

Наша группа ВКонтакте


ВЫЖИВАЕМ

Русский образ

Русский лес
Image Detail
Рождественн...
Image Detail
Хоровод
Image Detail
4722n
Image Detail
15
Image Detail

Яндекс цитирования