Русская Община

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Начало Безопасность Народная дружина История народных дружин Из истории боевых действий народного ополчения

Из истории боевых действий народного ополчения

E-mail Печать

 

История и боевые действия 4 полка 2-ой дивизии народного ополчения Сталинского района г.Москвы.
Дивизия Народного ополчения Сталинского района г. Москвы, как и 4-ый полк этой дивизии, комплектовались из добровольцев рабочих, инженерно-технических работников и служащих заводов и фабрик этого района.


Организаторами дивизии были: Сталинский Р.К, ВКП/б/ прежде всего секретари Райкома т.. ИСАЧЕНКО и ГУРИНА, парторганизации фабрик и заводов, генерал-майор ВАШКЕВИЧ В.Р., комиссар дивизии полковой комиссар КРЫЛОВ, командиры и комиссары полков и присланный офицерский строевой состав.
Командиром четвертого полка назначен был майор БАТАЛОВ, комиссаром полка - батальонный комиссар инженер МАРЧЕНКО С.Т. и нач. штаба полка - капитан ТИМЧЕНКО.
Четвертый полк комплектовался из добровольцев на базе машиностроительных заводов района, заводов Электрокомбината, фабрики им. Щербакова и других. Формирование началось 3 июля и закончилось 8 июля. Возрастной состав ополченцев был от 16 до 60 лет. Это были рабочие, инженеры, техники и служащие -большинство высокой квалификации и преданные патриоты Советской Родины.
В массе своей - это были солдаты необученные. Лишь с одного завода № 24, около 200 добровольцев в большинстве своем были солдаты, служившие в Армии, недавние участники Хон-Хил-Гола и Финской войны, из которых было сформировано 3 пулеметных роты. С этого завода ушло в ополчение 15 музыкантов с инструментами из духового оркестра завода во главе с капельмейстером ЯНКИЛЕВИЧЕМ, из которых был организован полковой оркестр. Из музыкантов кино " Родина" был организован шумовой оркестр, который впоследствии командир дивизии забрал и отдал 5 полку, так как в других полках оркестров не было.
Строевой офицерский состав полка от командира полка до командиров рот состоял из кадровых офицеров, командиры взводов и командиры отделений из ополченцев. Впоследствии некоторые ополченцы были выдвинуты командирами рот, как , например, командир взвода ШЕВЦОВ был назначен командиром 3-ей роты.
Весь политсостав - от комиссара до политруков рот - состоял из ополченцев. В полку было много людей с высшим техническим или гуманитарным образованием. Все политруки рот были с высшим образованием. Личный состав полка до выступления из Москвы насчитывал примерно I300-I400 человек. Коммунистов и комсомольцев - 600-650 человек, т.е. партийно-комсомольская прослойка была очень высокая. Штаб полка помещался в 425 школе по Большой Семеновской улице.
Из Москвы дивизия и полк выступили с 8 на 9 июля и согласно приказу голова колонны в 24-00 ч . прошла мост через реку Яузу, что у Электрозавода. К исходу дня полк сосредоточился за Химками в лесу , в районе станции Планерной. Здесь полк простоял несколько дней. За это время упорядочивал и закреплял организацию полка, отрабатывал учет и отчетность, получал обмундирование, проведена полковая партконференция и выбрано партбюро полка.
Числа 14-15 июля ночью на станции Планерной полк погрузился в товарные вагоны и на рассвете прибыл на станцию Клин. Утром вышли из Клина по направлению на запад и через 2-2,5 перехода остановились в районе Латошино , севернее Волоколамска, на реке Ламе, притоке Волги. Здесь мы простояли две недели. За это время по этой речке подготовили оборону: вырыли окопы, с помощью населения сделали противотанковый срез правого берега (экскарп), завалы на всех лесных дорогах. Здесь мы приняли присягу. Солдаты проходили одиночные и групповые обучения военному делу, внедрялась воинская дисциплина, приобретался воинский вид. Полностью полк по существовавшим нормам вооружен не был; 1/4 личного состава винтовок не имела. Вооружены были Зх линейными винтовками, было небольшое количество СВТ, двумя 76 мм пушками образца 1903 года, 36 станковыми пулеметами и неполным комплектом ручными пулеметами. Автоматов не было. Получили 50 автоматов позже на реке Днепре и больше не получали. Боеприпасов было ограниченное количество, всего 1,5 боекомплекта. Поэтому на обучение бойцов боеприпасов отпускалось мизерное количество, но все таки бойцы обучались боевым стрельбам. В полной мере обучение боевым стрельбам, особенно из пулеметов, развернулось на реке Днепре.
В ночь на 1 ое августа дивизия и полк по приказу командования оставила этот рубеж и пешим строем двинулась в район Вязьмы. Марш длился 5 дней, за которые прошли 250 км. Марш был напряженным.
Конного обоза полк не имел , имел около двух десятков автомашин. Они еле подняли боекомплект, станковые пулеметы, полковое санитарное имущество.
Армейских кухонь не было, питание солдатам варили в котлах, которыми снабдили нас заводы. Каждому батальону выделили по одной машине на которых разместили котлы и продукты, и каждая обслуживала свой батальон. Правда, полку здесь повезло. В районе расположения полка находился парк газогенераторных машин, заготавлявших дрова для Москвы. В связи с привлечением населения для оборонных работ, мною были установлены дружеские связи с секретарем Лотошинского Р.К., который по моей просьбе дал несколько машин на несколько дней. Эти машины были использованы для переброски больных, отстающих и так далее.
Командирам батальонов, рот, взводов и отделений было строго-настрого приказано, чтобы отстающих не оставлять, а довести до определенного пункта, на каждый день назначаемый, где вслед машины подбирали и довозили до места ночного отдыха. И так каждый день. Благодаря такому порядку организации движения, полк в точно назначенный день и час вышел на рубеж, указанный в приказе и имел всего лишь два или три человека потерь. За образцовое выполнение приказа командир дивизии приказом по дивизии объявил благодарность командованию полка.
Должен оговориться, что в последний день марша, после короткого отдыха полку осталось пройти за пять часов 35 километров, чего он всем личным составом сделать , конечно, не мог.
После короткого митинга с призывом, что дело чести полка выполнить приказ командира дивизии, было отобрано 650 - 700 человек добровольцев, т.е. половина личного состава полка, способных сделать этот бросок. Возглавил эту группу командир 3 -го батальона САВЧЕНКО и комиссар полка МАРЧЕНКО. Во главе колонны был поставлен духовой оркестр.. День был жаркий Ввиду отсутствия долгое время дождей, на дорогах была большая пыль.
Случилось так, что не доходя 5-6 км. до места назначения, на участке 1,5 - 2 км. от случайной тучки пошел сильный дождь, который вымочил всех бойцов, как говорят, до нитки.
Войдя мокрые снова в, зону пыльной дороги, при быстром марше, все бойцы покрылись пылью и не похожи были на себя.
Уже солнце зашло, когда отряд под звуки марша входил в назначенное село.
В глубине села мы заметили группу военных, среди которых был наш генерал. Когда я ему доложил, что 4 полк вверенный ему дивизии, вышел на указанное место, мы заметили, что в первый момент генерал нас не узнал и, нам казалось, даже был удивлен стройностью и военной выправкой продефелировавшей перед ним колонны.
Северо-западнее Вязьмы, по реке Бепря (зачеркнуто В.Р. Вашкевичем и написано - Вязьма), в лесах простояли три недели. Это время мы использовали для подготовки обороны по этой речке, обучению солдат военному делу и дальнейшему закреплению воинских порядков в полку.
1 сентября мы оставили подготовленный рубеж и за один переход вышли на реку Днепр, сменив 133 стрелковую дивизию. Нашему полку был отведен участок обороны по Днепру, включавший шоссейную и железную дороги Москва-Минск.
Первый батальон двумя стрелковыми ротами и одной пулеметной ротой занимал оборону по обеим сторонам шоссе от села Иванники до села Ильино. Одна рота первого батальона находилась в боевом охранении за Днепром в селе Надежда. Между селами Надежда и Камчаткой были минные поля, охранявшиеся этой ротой.
Боевые охранения полка находились в 6-7 км. от Днепра на высоте 288 у отдельных бараков.
Второй батальон занимал огневые позиции по Днепру между шоссейной и железной дорогами.
Третий батальон, оседлал железную дорогу, занимал оборону по Днепру до села Звягино, что 1,5 км восточнее железной дороги.
Штаб полка разместился в блиндажах , вырытых в кустах, что 500м юго-восточнее села Иванкино.
Штаб дивизии разместился в Каблуково.
Весь сентябрь месяц полк использовал на обучение солдат военному делу, на достройку окопов, на прорытие новых ходов сообщения и углубление существовавших , так как оборонительный рубеж , как окопы, дзоты, минные поля, противотанковый ров. проволочные заграждения и прочие препятствия вдоль нашей обороны были подготовлены частями, которые сменил наш полк.
Сменяемые части при уходе оставили нашему полку по нашей просьбе несколько десятков тысяч патронов, которые мы использвали для обучения стрельбе прежде всего из станковых и ручных пулеметов. Для этой цели были подготовлены специальные стрельбища. Здесь же полк получил пополнение ополченцами из других областей и личный состав полка составлял уже около 1700 человек. Получили мы также лошадей с повозками и без повозок, из которых организовали транспортную роту и отобрали лошадей для организации взвода конной разведки. Получили минометы и организовали четыре минометных роты.
В конце сентября , 1,2 и 3 октября по шоссе Минск - Москва начали усиленно отходить наши войска. Железобетонный мост через Днепр был сильно минирован . Несколько попыток вражеской авиации бомбить мост к концу сентября прекратились. Отвечала за своевременный срыв моста специальная команда, подчиненная непосредственно командиру дивизии, но в конце сентября или в первых числах октября командир дивизии предупредил командование полка, что за своевременный взрыв моста, особенно за то , чтобы его живым не захватили немцы отвечает 4 полк.
Четвертого или пятого октября наши боевые охранения вошли в соприкосновение с немецкой разведкой с начала на высоте 288, а потом в районе села Надежда. К этому времени движение наших войск через мост прекратился, проходили лишь одиночки. Пятого октября к исходу дня отошла с села Надежда наша рота боевого охранения и влилась в систему обороны первого батальона. Для поддержания порядка движения через мост и усиления охраны моста было выделено 25 бойцов , вооруженных двумя ручными пулеметами, гранатами, несколькими автоматами и винтовками. Размещались бойцы в нишах вместе с особой командой, вырытых в насыпи у моста.
Был предупрежден командир первого батальона о том, чтобы он зорко организовал наблюдения за местностью, прилегающей к мосту и после взрыва моста прикрыл огнем отход наших солдат и офицеров, так как метров 500 шоссе от моста было совершенно открытое для прицельного огня.
Пятого октября вечером или 6го утром в селе Надежда начали накапливаться немцы. В это же время мы узнали, что в тылу у нас, в районе Вязьмы высадился немецкий десант.
Шестого октября по некоторым признакам мы заметили, что немцы готовятся броском захватить мост. Такую попытку под вечер ихние мотоциклисты попробовали осуществить, но мост был взорван, а очутившиеся мотоциклисты на мосту погибли.
Отход наших бойцов на грузовой машине был прикрыт огнем первого батальона . По деревне Надежда, где скопились немцы был открыт артиллерийский огонь, а пулеметчики, забыв указание - не раскрывать всех своих огневых точек - тоже открыли огонь со всех станковых пулеметов. Бойцы за три с половиной месяца войны впервые увидели живых фашистов и ненависть к ним вылилась огнем.
Слева о нашего полка по Днепру в сторону Дорогобужа занимала оборону дивизия Бауманского района.
Четвертого или пятого октября командир дивизии приказал нашему полку связаться с граничащим полком этой дивизии и воспринять их оборону. Мы с командиром полка майором БАТАЛОВЫМ проехали 25-30 км. вдоль указанной линии обороны и никого не обнаружили. Население сказало, что здесь стояли какие-то, но накануне снялись и ушли в неизвестном направлении. Таким образом наш левый фланг был совершенно оголен и нам пришлось спешно распространиться влево. Оборона полка растянулась более чем на тридцать километров.
Шестого, седьмого и восьмого октября прошли в стычках наших разведывательных групп и боевых охранений за Днепром, на Днепре и в Днепровских плавнях.
У нас появились убитые и раненые.
Немцы начали накапливаться в ближайших деревнях и селах вдоль линии обороны.
Седьмого октября по скоплениям противника был сделан сильный /по тем временам/ артиллерийский обстрел.
В артиллерийском налете на участке нашего полка участвовали: дивизион морских пушек, дивизион артиллерийского полка нашей дивизии и наша полковая артиллерия.
Моряки выстреляли все свои снаряды и в ночь с восьмого на девятое октября свои пушки взорвали.
В ночь с восьмого на девятого октября по приказу командира дивизии мы оставили оборону по Днепру и выступили в сторону Вязьмы. Двигались остаток ночи и весь день и к исходу дня сосредоточились на тех рубежах по реке Бепря которые месяц и десять дней назад мы оставили.
Особенно труден и опасный был марш в лесу, где скопились не только полки нашей дивизии, но и ряд других частей девятнадцатой армии. Мы уже тоже входили в состав девятнадцатой армии. День был дождливый с прояснениями. Дороги раскисли, машины застревали и образовались пробки. Необходимо было раскупорить пробки, расчистить дорогу и рассредоточить скопления, т.е. растянуться до возможного обнаружения нас авиацией противника.
Я попросил у командира дивизии разрешения расшить образовавшиеся пробки, расчистить дорогу, пропустить артиллерию, автомашины, а потом всех остальных. С помощъю своего комендантского взвода, эта операция /не без эксцессов/ была быстро проведена и войска вошли в русло нормального движения.
Остаток дня девятого и весь день десятого октября прошел в действиях наших разведывательных групп и в подготовке своих подразделений к предстоящему выходу их окружения. Были назначены комиссары батальонов.
На рассвете одиннадцатого октября командир дивизии провел совещание с командирами и комиссарами полков о предстоящих действиях. На этом совещании нам было сообщено, что от генерала БОЛДИНА поступило указание прорываться в северо-восточном направлении и что инициатива в дне и часе и в выборе исходного рубежа предоставлена командованию дивизии. В средине дня одиннадцатого октября поступил приказ о немедленном выступлении, т.к. дивизия подчинялась одиннадцатой (19?) армии, очевидно поступили указания, противоречащие указаниям генерала БОЛДИНА.
К исходному рубежу мы подошли к концу дня.
Разведки дальней проведено не было и мы не знали где и с какими силами противника мы встретимся в глубине прорыва.
Помнится, что мы наступали в направлении населенного пункта Богародского, откуда нас обстреляли сильным минометный и пулеметным огнем.
По этому населенному пункту был открыт ответный огонь в том числе был дан залп из "Катюш" и село загорелось.
Прошли мы километра два без особого сопротивления, но с глубиной и наступлением ночи оно усилилось и разгорелся бой, продолжавшийся всю ночь и почти весь день двенадцатого октября.
Связь и управление батальонами и ротами ночью были потеряны.
В прорыве участвовали не только части нашей дивизии, но и другие части, входившие в состав девятнадцатой армии.
Ночью все они перемешались и днем бой велся отдельными группами. Таким образом организованно из окружения выйти не удалось. Выходили из окружения группами и в одиночку.
Многие были убиты и ранены, некоторые попали в плен, часть которых вскоре бежала из плена, а остальных выживших освободила Советская Армия, но все оставшиеся в живых в рядах ли Советской Армии или в тылу врага в партизанах с еще большей яростью продолжали борьбу против немецко-фашистских оккупантов.

Марченко С.Т.

 
Loading...

Друзья сайта

Всеправославная социальная сеть

Молодёжный сайт

Баннер ОКВ СкР

Интернет-магазин ДЕЛОКРАТ

Православные МО

Мы в сети

[info]rusobschina в Живом Журнале

Наша группа ВКонтакте



Яндекс цитирования