Русская Община

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Начало Публикации Не хеппи-энд

Не хеппи-энд

E-mail Печать

Сегодняшнее   кинопространство Российской Федерации буквально  завалено художественными  фильмами и сериалами, одной из главных сюжетных линий  которых -  борьба правоохранительных органов с захлестнувшей современное общество  преступностью. Нередко  героями подобных фильмов становятся люди,  не наделенные на то законными  полномочиями, однако вступающие в смертельную   битву со злом,  творящимся  на их глазах.  Люди,  не способные по складу своего характера остаться в стороне от чужой беды. Как правило, эти фильмы заканчиваются триумфом  правды и справедливости, радующим сердце  зрителя хеппи-эндом. Обывателю весьма  полюбились такие фильмы,  о чем свидетельствует  их не убывающая в народе  популярность.

 

 

27 сентября 2015г. был вынесен обвинительный приговор по делу Дмитрия Гладышева и Сергея  Гуракова. Им была инкриминирована статья 642,  часть вторая УК РФ. Гладышева приговорили к шести годам заключения в колонии строго режима, Гуракова к пяти с половиной годам  особого режима.

 

Теперь ознакомимся с  деталями  дела, о котором идет речь.

Где-то около года тому назад в Таганском районе столицы России произошла история следующего характера. К  семье Кукушкиных, жителям названного района,  довольно таки часто  стали заявляться незваные гости. И причина для визитов у них имелась. Заключалась она в том, что одна из комнат квартиры, в которой проживали Кукушкины,  была продана по принципу долевого участия. Доля принадлежала бывшей супруге  Евгения Кукушкина.  Купил у нее комнату некий товарищ с южных краев.  И вот теперь визитеры приходили предъявлять права на часть их квартиры, согласно нотариально заверенному договору о купле-продаже. Непосредственно самого покупателя   Кукушкины не видели, приходили к ним крепкие молодые люди, по их утверждениям, представлявшие его кровные интересы. Сначала с хозяевами квартиры затевались    разъяснительные беседы, затем в ход последовали угрозы. Видя, что  Кукушкиных такие приемы  особо не впечатляют,  риелторы предприняли в их отношении более жесткие меры.  Отцу семейства, Евгению сломали палец. Вырезали болгаркой  входные двери в квартиру, и она четверо суток простояла открытой. И ходили к ним,  методично, изо дня в день, устраивая шумные скандалы. Нетрудно сообразить, что подобным образом Кукушкиных  намеревались  выдавить с  занимаемой  их семьей   жилплощади, вынудив  продать часть квартиры, закрепленной за ними по закону. Обычная тактика  черных риелторов.   Жизнь семьи Кукушкиных превратилась в настоящий ад. Дети сделались перепуганными настолько, что они стали бояться любого из  незнакомых  мужчин, приближающихся к ним ближе, чем на два метра. Естественно, Кукушкины не единожды обращались  за защитой  в правоохранительные органы. Но, каждый раз,  прибывавшие  на вызов милиционеры, узнав суть проблемы,   в ответ на мольбы перепуганной насмерть семьи  только пожимали плечами и разводили руками. Наглядно расписываясь в своем бессилии повлиять на распоясавшихся от безнаказанности бандитов.  Не забывая сетовать  на несовершенство закона о долевой собственности. 

Кукушкины поняв, что они оказались со своей бедой один на один, без какой-либо защиты и поддержки  со стороны государства,  в порыве  отчаяния   кинули клич о помощи в соцсетях. На этот зов и откликнулся Дмитрий Гладышев.

Побеседовав  с Кукушкиными, Дмитрий сразу понял, что речь здесь идет об одной из  известнейших в Москве банд черных  риелторов. Тем более, об этой банде, незадолго перед этими событиями, по телеканалу НТВ  показывали материалы журналистского  видео-расследования, где рассказывалось  об издевательствах   этих молодчиков  над беззащитными жертвами, попавшими в зону их хищнических  интересов, об  акциях устрашения, профессионально устраиваемых ими,  избиениях, порче имущества. Об этой банде писала  пресса, опубликовали обличительные  материалы несколько  информационных  интернет-ресурсов. Но бандитам все оказалась нипочем, и они благополучно вышли сухими из воды. Совершенно безнаказанными.

Однако, даже   прекрасно отдавая себе отчет,  какому риску он подвергается, ввязываясь в это дело, Дмитрий Гладышев  предложил Кукушкиным  свою помощь. Поскольку не мог бросить в беде русских людей, попросивших его о помощи, согласно своим  убеждениям. И не исключительно только  потому,  что Дмитрий разделяет  идеи русского  национал-патриотического движения. Нет, не только по этой причине. Он привык прислушиваться к голосу  своей  совести. 

С  существом данной проблемы он был знаком не понаслышке. Дмитрий не единожды, в качестве правозащитника, выступал в поддержку  людей,  у которых рейдеры пытались «отжимать»  квартиры.  Он догадывался, какие связи должна иметь  преступная группировка, на     каком высоком  уровне, если ей дозволенно заниматься подобным преступным бизнесом в центре столицы Российской Федерации. Да и  средства для упрочения коррупционных связей у  них наверняка  имелись немалые. Надеюсь, ни для кого из Россиян  не секрет стоимость квартиры в городе-герое Москве?

Четвертого апреля 2014г.,  Дмитрий Гладышев  вместе  со своим другом, Сергеем Гураковым  пришли к Таиру Овчаренко с целью попытки  договориться о том, чтобы компания рейдеров  оставила в покое семью с двумя малолетними детьми.

Кстати, сам Овчаренко проживает в квартире, из которой исчезла ее законная владелица, Горячева Ирина Львовна (1990 г.р.). И на суде, между прочим, в качестве свидетеля присутствовала ее родная сестра, Александра. Но, похоже, следственные органы данный факт нисколько  не заинтересовал.

Но спокойного конструктивного  разговора с Таиром Кахромоновичем   не вышло.  Тот  встретил пришедших на переговоры   очень агрессивно, сразу принявшись  провоцировать ребят  на  драку. Когда дело начало приобретать серьезный оборот, Гладышев воспользовался  газовым баллончиком, став брызгать из него в лицо разъяренного черного риэлтера.  Сам он,  так же досыта  наглотавшись перцового газа, вместе с Гураковым   выскочил из подъезда на улицу.

Через три с половиной месяца,  26 июля 2014г.  Гладышева и Гуракова  задержали по обвинению в разбойном нападении, поместив их до окончания следствия  в СИЗО.

Судебный процесс  над ними  начался  чем через год после задержания их  под стражу. Первым тревожным сигналом для людей, переживающих за дальнейшую судьбу ребят, прозвучало исчезновение из судебного производства рапорта участкового Н.Н.Сердюка,  по которому, собственно говоря, и возбуждалось данное уголовное дело. Видимо, его содержание  не могло удовлетворить  заказчиков процесса, после того, как они узнали о многочисленных случаях, когда фигура  Дмитрия Гладышева   возникала  на  преступном пути  черных риелтеров. В отместку бандиты решили засадить его  за решетку. А злополучный милицейский рапорт  делался неудобной  помехой для  реализации их подлого  плана, поскольку   не позволял усугубить вину содержащихся под арестом народных правозащитников. Ведь в нем не было  сказано - ни о жестоком избиении Таира Кахромоновича  Овчаренко «налетчиками», ни о  разбитом в результате драки  дорогом мобильном телефоне, ни слова там не говорилось о порезанной ножом куртке, мало того, в нем даже не упоминалось  об угрозах ножом.  То есть,  рапорт составлялся  милиционером  по горячим следам случившегося на его участке   происшествия. Дело, тянувшее максимум на статью 116 УК РФ,   в которой говорится «о нанесении побоев или совершении иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий».  Слишком легкая статья, чтоб дельцы криминального  бизнеса  могли тешить себя иллюзиями, что им удастся упечь Гладышева и Гуракова на  тюремные нары на длительный  срок. Поэтому рапорт должен был исчезнуть. И он исчез.   А в последующих показаниях Овчаренко,  уже было поведано о  невосполнимом материальном и моральном ущербе,   якобы нанесенном ему, этому,   насколько нам известно, весьма,  и весьма  "законопослушному" гражданину. Они-то и пошли в ход. Хотя следствию не было представлено никаких существенных  доказательств их правдоподобности.  Ни чека на  покупку телефона названной им марки, ни каких-либо документов, подтверждающих факт, что телефон покупался в магазине именно Таиром Кахромоновичем Овчаренко. Не был произведен и осмотр куртки, якобы поврежденной при нападении. Соответственно,  не проводилось никакой экспертизы по потожировым отпечаткам, обязательно   должным остаться на ее поверхности.   Собственно говоря, куртка вообще не предъявлялась в виде  вещественного доказательства.  Органам следствия о ее существовании в природе было известно только лишь со слов «потерпевшего» Овчаренко.

Если говорить о деньгах, по заверениям  черного риелтора,   вытянутых из кармана его куртки, то удивляет сумма, названная им на следующий день после случившегося инцидента. (Прошу заметить, не сразу, а по  прошествии суток с момента конфликта,  разразившегося на площадке перед его квартирой). Почему только четыре тысячи, почему не  пятьдесят тысяч или не сто, почему в рублях, почему не в долларах или не в евро? Все-таки у Овчаренко было в запасе  достаточно времени  обдумать размеры  своих материальных   претензий к «нарывающимся на неприятности»  парням. А четыре тысячи рублей как-то не впечатляют масштабом нанесенного ущерба. И с избиением пятидесятикилограммовым Гладышевым весящего более центнера,  рослого,   атлетически сложенного Овчаренко, тоже не возникало бы никаких вопросов, если бы в распоряжении следственных органов находился рапорт Н.Н.Сердюка. Ведь милиционер видел пострадавшего непосредственно в день совершения нападения на него. Соответственно, не заметив у Овчаренко следов побоев на лице, он ни о чем подобном в рапорте  не указывал.

Лично я попал на судебное заседание по делу Дмитрия Гладышева и Сергея Гуракова по приглашению известной  в Москве правозащитницы и активистки русского патриотического движения, Елены Рохлиной. По ее словам,  предвзятое отношение чиновников органов судопроизводства к двум  русским парням   стало очевидным с первого же заседания. Что и возмутило ее  до самой глубины души.

25  августа, около зала заседаний Таганского суда  мы встретили еще несколько человек из национал-патриотической среды, которые приехали морально поддержать  Дмитрия Гладышева и Сергея Гуракова. Присутствовали на суде и люди пострадавшие от рук  банды черных риелторов,  от лица которой в качестве потерпевшего здесь присутствовал Таир Овчаренко.

Что обратило на себя внимание  в первую очередь, так это то, что представителем  обвинения Пугачевым   и судьей Александровой,   ведущими  процесс,  явно затиралась мотивация приезда подсудимых Гладышева и Гуракова к  потерпевшему Овчаренко. Будто, вот захотелось двум отпетым бандюганам порезвиться, заскучали от безделья, и отправились они  избивать, грабить и глумиться по первому пришедшему им на разбойничий ум адресу.  По какому-то недоразумению таким несчастливым  адресом оказалась квартира, в которой проживал тихий, скромный и абсолютно  добропорядочный господин  Овчаренко Таир Кахромонович (как мы помним, из которой пропала без вести ее законная  хозяйка)  вместе со своими друзьями. Стоит ли говорить о том, что такими же скромными и добропорядочными, как и сам Таир Кахромонович? Не стоит. Оттого что это должно быть понятным каждому из присутствующих в  зале, как само собой разумеющееся, судя по интонациям   речей государственного обвинителя и судьи.

Не осталось без внимания и высказывание помощника прокурора Пугачева  о том, что Дмитрий Гладышев не является агнцем Божиим, а как раз наоборот.  Произнесенное им со снисходительной улыбкой на лице.  В доказательство своим словам он привел слушателям  «убийственный» аргумент,   Дмитрий, дескать,   не единожды был  участником националистических «Русских маршей», и даже, во время этих маршей был замечен в вскидывании «зиги» (воспроизвожу практически прямую речь государственного обвинителя). Что, по мнению помощника прокурора Пугачева, должно, безусловно, отягчить вину подсудимого. Ведь быть русским националистом, то есть,  любить свой народ – вероятно, по его  мнению, уже само по себе является тяжким преступлением.

По окончанию судебного заседанию   помощник  прокурора Пугачев  покинул  зал  суда вместе с членом банды черных риелторов,  Овчаренко, едва  ли не в обнимку.  Ничуть не опасаясь множества глаз свидетелей, имевших удовольствие наблюдать   наличие между ними столь тесного знакомства. Опешившие от такой наглости очевидцы происходящего,   не поленились составить    письмо  соразмерное по содержанию  увиденному, собрали под ним подписи,  и направили его в надлежащие органы. К слову, аналогичную картину  люди могли наблюдать и на предыдущем судебном заседании. Правда, государственный обвинитель,  уходящий по завершению  судебного заседания  на пару   с Овчаренко, был другой. По фамилии Ребров. Позже замененный - на Пугачева. Что это? Как эти действия можно воспринимать? Как наглядный пример  смычки органов правосудия и организованной преступности, да  еще и, с  соответствующей  этому предположению, показной   бравадой своей полнейшей  неуязвимостью перед силой  общественного  мнения?

27 августа,  зачитывая приговор, судья Александрова  полностью вывела из слушаемого дела факты черного риелторства, свидетельские показания  людей пострадавших от бандитского  беспредела,  как якобы не имеющих касательства  к   данному  процессу, оставив их за кадром. Причем, даже словом не обмолвилась  о том, что эти факты, выявленные в ходе следствия, послужат для возбуждения отдельного уголовного дела. Словно, это вполне допустимая  практика -  насильственно выселять граждан Российской Федерации на улицу из собственных квартир. Да еще к тому же,  подтвержденная законодательством страны.

Но прозвучал в зале суда и приговор самому судилищу, которому мы стали свидетелями. Произнесен он был  со скамьи подсудимых.

- Я не буду ничего говорить. Здесь все взрослые люди, все,  всё понимают, не глупые. Всем ясно, о чем идет речь и что происходит. И мое последнее слово - я не виновен.

Говорил Сергей Гураков спокойно, твердым негромким голосом, без  душевного надрыва, просто   констатировал очевидный всем   факт.

Оттого   слова, произнесенные, несправедливо засуженным человеком  прозвучали,  как гром среди ясного неба. Если судить по произведенному им  эффекту на присутствующих в зале суда людей.

Всем без дополнительных  пояснений, было понятно, о чем хотел сказать Сергей Гураков своими простыми   безыскусными словами.

Не исключая и судью. Суровую молодую женщину с непроницаемым чекистским выражением  лица. Которая,  огласив приговор, шустро юркнула за дверь, на ходу снимая с себя судейскую мантию.

Может быть,  стыдно ей  стало? Или совесть в этой  женщине заговорила?  Навряд ли. Судья Александрова, похоже,   из той породы людей, у которых подобные человеческие чувства атрофированы напрочь. Иначе никто бы ее не поставил 27 августа  на судейское место  озвучить заранее определенный приговор.

В зале поднялся  возмущенный крик.

Шесть лет лагерей строгого режима за то, что кому-то брызнули в лицо струей  из перцового газового баллончика! Даже не беря в расчет факт,  что этот кто-то  на самом деле и  является  истинным преступником (попутно замечу, с непогашенной до сих пор судимостью).

Сразу вспомнилось недавнее дело Евгении  Васильевой. Когда мошенница и казнокрадка, нанесшая экономике страны многомиллионный  ущерб, была приговорена к пяти годам лишения свободы. Из которых,  два с половиной года  протомилась в собственной (13-ти комнатной!)   квартире под домашним арестом, распевая песенки перед видеокамерой и сочиняя книжки, предположительно,  из серии: «Как обворовать  народ собственной страны, и чтобы тебе за это ничего  не было». Потом,  попав по этапу в  исправительно-трудовую  колонию, она настолько  проникновенно  осознала свою вину, что через три недели со спокойной и  кристально чистой совестью вышла (вернее, выехала на "Тойоте Камри") из ворот колонии   на волю,  по утвержденному Судогодским районным судом Владимирской области  ходатайству  адвокатов Васильевой  об ее условно-досрочном освобождении.

Для неутомимых борцов с «пятой колонной» и «агентами Госдепа», видящих их в каждом,  кто усомнился   в братском единение высшего чиновничьего  аппарата РФ  с  русским  народом, сделаю оговорку, аналогия возникла помимо воли, слишком свежи впечатления от итогов  обоих судебных процессов.  Есть что и с  чем сравнивать, есть  над  какими вопросами  простому русскому человеку подумать.  

Если конкретно говорить о случае с Васильевой, то русских людей ткнули носом в беспрекословную  истину, что в стране  имеется в наличии два закона. Один написан  для «касты неприкасаемых», так называемой,  «элиты» страны (хочу обязательно  заметить, в отношении  прослойки общества, которою СМИ навязчиво преподносят нам как лучших людей народа, слово элита писать без кавычек  честному человеку невозможно). Второй - для остальных граждан страны.

Если говорить о деле Гладышева и Гуракова, то действо, развернувшееся  в Таганском суде города Москвы, по многим вышеназванным в статье признакам можно классифицировать, как показательную карательную акцию. В его стенах явственно раздался угрожающий  рык.  Не сметь, откликаться русскому человеку на отчаянный призыв о помощи  другого русского человека! Не сметь, оказывать друг другу  поддержку в  беде!   Не сметь,  совать свой нос в дела,  не касающиеся тебя лично или твоей семьи - твоя хата всегда должна быть с краю, покамест, не доберутся до тебя.  Не сметь,  русским людям консолидироваться для защиты своих прав и свобод!

Дай Бог, чтобы   выводы,  напросившиеся на ум по окончанию этих,  во многом  знаковых,  судебных процессов оказались  ошибочными, дай Бог... Но подумать русскому человеку, действительно,  есть над чем.

P.S.  Хеппи-энда 27 августа 2015г. в Таганском зале  суда города Москвы  не случилось. Зло восторжествовало, правда и справедливость  поруганы.

Дмитрий Юдкин

 
Loading...

Друзья сайта

Всеправославная социальная сеть

Молодёжный сайт

Баннер ОКВ СкР

Интернет-магазин ДЕЛОКРАТ

Православные МО

Мы в сети

[info]rusobschina в Живом Журнале

Наша группа ВКонтакте


ВЫЖИВАЕМ

Русский образ

Дивеевские ...
Image Detail
pa
Image Detail
Руссие крас...
Image Detail
08
Image Detail
Рождественн...
Image Detail

Яндекс цитирования