Русская Община

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Начало Публикации Альтернативная община: экзотика, или дорога в будущее?

Альтернативная община: экзотика, или дорога в будущее?

E-mail Печать

 

В поисках творческой цивилизации. В современных условиях создание альтернативных поселений можно рассматривать одновременно и как попытку подготовиться к бурным изменениям будущего века, и как возможность уже сейчас выйти за пределы давящей структуры современного общества.

Альтернативное поселение потому и может быть названо альтернативным, что представляет собой нечто новое как в отношении традиционного, так и индустриального общества. При этом оно может нести в себе черты и того, и другого, создавая новое качество.

От традиционного общества поселение может унаследовать простоту быта, неагрессивное отношение к среде, сведение воздействия на природу к минимуму, размеренный порядок жизни, общинную солидарность и мирское самоуправление. От современного индустриального общества должна быть унаследована интеллектуальная насыщенность, энергоэффективные и информационные технологии, духовный динамизм. Поселенцы - сами себе и управляющие, и управляемые. Они вынуждены не приказывать, а договариваться, согласовывать. Но главное - они сохраняют творческое начало, стремление к созиданию нового (но не к разрушению). Это социальное творчество - главное, что заметно выделяет Человека из природной Среды. Поэтому можно рассматривать поселения не в качестве повторения пройденного, а как шаг вперед на пути развития человеческого духа.

Две идеи

Традиция альтернативных поселений может быть выведена из двух идей, одна из которых порождена в эпоху традиционного общества, другая - индустриального: Царство Божие на земле и "утопический" социализм. Эти два источника питают и существующие ныне альтернативные поселения.

Типичный пример духовного поселения - община Финдхорн в Шотландии. В 1962 г. здесь поселились Питер и Айлин Кейди и Дороти Маклин, слушавшие Бога. Постепенно их духовный опыт стал привлекать ищущих смысл жизни европейцев; так выросла целая община. Спиритуализм (не путать со спиритизмом) пронизывал всю жизнь Финдхорна. Здесь выращивали растения, обращаясь к их душе, и получали замечательные урожаи. Здесь не было конфликтов, царил дух братства и взаимной любви. Но среди приезжающих все больше было людей рациональных, и постепенно Финдхорн превратился прежде всего в социальный организм - большую самоуправляющуюся общину, живущую за счет сельского хозяйства, туризма (Финдхорн остается Меккой искателей духовности и альтернативных форм жизни) и издательской деятельности. Сейчас в общине живут несколько сот членов и гости, которые проходят через Финдхорн тысячами. Такой большой социальный организм в современных условиях не может существовать без использования товарно-денежных расчетов внутри общины. Логика индивидуализма все глубже проникает в тело Финдхорна, и былое братство заметно ослабело. Впрочем, если изменится ситуация в мире, может измениться и тенденция развития Финдхорна.

Другой источник возникновения общин - социальное экспериментирование, или утопизм. Утопия - "место, которого нет"; любая социально-политическая концепция когда-то была утопична. Одним из важнейших направлений социальной мысли был и остается социализм - поиск возможности преодолеть капиталистические отношения. Марксизм предпочитал решать эти задачи путем мировой или хотя бы национальной революции, и результаты попыток радикально изменить жизнь целых народов известны. Социалистические течения немарксистского направления часто прибегали к другому методу - созданию самоуправляющихся поселений, где можно было бы опробовать новые формы жизни. Последователи Р.Оуэна и Ш.Фурье создали десятки общин, и некоторые из них успешно работали долгое время. Однако давление окружающего общества и властей постепенно удушали их.

Во второй половине ХХ века во многих странах мира был достигнут такой уровень демократии, что правительства перестали активно препятствовать созданию поселений. Это вызвало волну социального экспериментирования. Новый импульс ему придали выступления против современной индустриальной цивилизации в 60-е годы (включая "новых левых" и движение хиппи) и осознание экологической угрозы. Тогда возникла, например, Ферма в США, основанная тремя сотнями хиппи. Ее численность увеличилась к 1980 году до полутора тысяч человек, но выяснилось, что такое количество людей, склонных к образу жизни хиппи, вряд ли могут жить рядом. Постепенно волна отхлынула, и на Ферме осталось жить первоначальное количество людей. В 80-е годы возникла пермакультурная деревня Кристалл Вотерз, ключевыми идеями которой является гармонизация межличностных отношений и экологичное земледелие. Если проект будет развиваться успешно, Кристалл Вотерз может превратиться в экологический оазис, в пример для других поселений. Но для этого необходимы значительные капиталовложения.

Большой интерес представляют поселения, возникшие в результате синтеза двух тенденций - духовно-религиозной и социальной. Опора на столь различные ценности может позволить поселению успешно существовать даже в случае серьезных неудач в одном из направлений. Наиболее известный пример - индийский Ауровиль, стартовавший в 1968 году. Он задумывался и как социальный проект построения самоуправляющейся федерации общин, и как духовный центр. Первоначально поселение развивалось очень быстро, достигло большой численности (свыше тысячи жителей). Удалось решить экологические проблемы района, широко применяется альтернативная энергетика. Экономика была основана на принципах кооперативизма, территориальное устройство - коммунализма. Широко внедрялись социальные программы. Шел обмен идеями между представителями различных религий. Со временем сверхкрупные размеры поселения привели к тем же процессам, что и в Финдхорне - замене братских личностных отношений коммерческими, свертыванию социальных программ под действием общей коммерциализации. В Финдхорне изменения были связаны с демократизацией и усилением внутреннего самоуправления - к руководству пришли новые люди, не столь приверженные первоначальным принципам; в результате социально-экологический характер поселения только усилился. В Ауровиле, напротив, изменения сопровождались свертыванием демократии, закреплением власти за теми, кто может эффективно заниматься коммерцией. Несмотря на эти процессы, Ауровиль остается одним из наиболее успешных в экологическом отношении поселений, сохраняет несколько более высокий, чем в мире и тем более в "третьем мире", уровень жизни и социальной защищенности, гуманистической культуры. Продолжаются духовные поиски (хотя религиозная и духовная терпимость, по некоторым сведениям, также утрачивается).

Другой пример синтеза двух направлений - российская община Китеж. Основатель общины, индолог и историк Д.Морозов, ученик С.Рериха (хотя и не апологет нынешнего рериховского движения), исходил при организации поселения из педагогических и духовных идей, но в формировании концепции общины приняли участие и сторонники самоуправленческих "утопий" (неонароднический "общинный социализм"). Эти идеи сейчас успешно реализуются "в отдельно взятой деревне". Тенденция развития Китежа ближе Финдхорну (демократизация, ограниченное использование рыночных механизмов), но это пока не приводит к ослаблению духовной составляющей и размыванию личностных связей между общинниками (по внешним формам Китеж иногда сравнивают с киббуцем, но это - не коммуна, а более мягкая община, сообщество семей с приемными детьми). Принципиальное отличие концепции Китежа от Ауровиля и Финдхорна - предпочтение малым формам. Китеж стремится не к бесконечному росту численности населения, а к "размножению делением", поскольку только в малой общине (до 200 человек) возможны тесные духовно-личностные отношения между людьми и эффективное самоуправление. Как это ни покажется странным, малые общины более защищены от "разлагающей" среды большого мира, чем большие.

Разнообразие общин

Всего в наше время в мире насчитывается несколько сот поселений и инициатив, которые связывают свое существование с созданием альтернативных общин (экопоселений, устойчивых поселений, духовных общин и т.д.). Но в большинстве своем это пока инициативные группы либо общины в городах, которые стремятся к постепенному уходу из городской цивилизации. Реальных альтернативных поселений, где люди жили бы круглый год общиной в несколько десятков человек и более, в мире всего несколько десятков.

Динамика развития поселений позволяет выделять протопоселения, собственно поселения и мегапоселения.

ПРОТОПОСЕЛЕНИЕ - инициативная группа, стремящаяся к созданию общины, имеющая для этого землю и жилье. Однако из членов группы на месте постоянно живет лишь несколько человек. Это означает, что основная часть жизни группы проходит пока вне поселения. В нашей стране к наиболее развитым протопоселениям можно отнести "Нево-Эковиль" в Реускуле близ Сортавалы, радикальную группу "Атши" в Краснодарском крае. Условно к протопоселениям можно отнести движение виссарионитов, которые строят свой город в Красноярском крае - потенциальное мегапоселение.

Собственно ПОСЕЛЕНИЕ - это община численностью в несколько десятков и не более трех сотен человек, ведущих информационно-аграрный (духовно-творческий - возможны и другие варианты названия) образ жизни. Несмотря на то, что основную часть жизни ее члены проводят в общине, они социально и духовно активны, участвуют в общественной жизни за пределами общины. В противном случае это будет всего лишь традиционным сельским поселением. Крупнейшее и наиболее динамично развивающееся поселение в европейской части России - упомянутый Китеж. Существуют еще несколько небольших общин - лечебно- педагогическая община Любудка в Тверской области, педагогическая коммуна в Ставропольском крае, экологическая коммуна "Ноосфера" в Свердловской области.

МЕГАПОСЕЛЕНИЕ - альтернативное поселение, рассчитанное на многие сотни и даже тысячи людей (Ауровиль, Финдхорн, Ферма в период расцвета). Мегапоселения являются наиболее впечатляющими примерами торжества альтернативизма в период их расцвета и наиболее убедительными доказательствами бесперспективности общинного движения в связи со своим закатом или крахом. Опыт мегапоселений показывает, что к альтернативному обществу лучше идти "партизанскими тропами" - путем создания небольших общин и развития их сотрудничества между собой.

Поселения могут иметь различную специализацию: педагогическую, фермерскую, экологическую. Со временем это может привести к созданию ассоциаций, где может возникнуть частичное разделение труда. Однако каждое поселение - многопрофильная организация, в значительной степени обеспечивающая свои нужды на месте. Важно, чтобы специализация не привела к исчезновению многообразия жизни общины.

Как начинать?

Опыт показывает, что для создания поселения недостаточно доброй воли инициаторов. В нашей стране количество инициативных групп исчислялось несколькими десятками, но успеха добились немногие. Как правило, инициативные группы распадаются из-за отсутствия хозяйственного и аграрного опыта, из-за психологических проблем (несовместимость, отсутствие опыта по решению межличностных проблем), из-за несовершенства организации: либо слишком большая самостоятельность людей, приводящая к размыванию и исчезновению общины, либо слишком жесткая организация, приводящая к расколам или острым психическим срывам. Среди факторов распада можно назвать и давление извне, но часто и оно сводится к отсутствию опыта взаимодействия с властями и населением.

Решив основать собственное поселение, стоит пару лет пожить в уже действующей общине. Этот опыт полезен даже в том случае, если модель действующей общины кажется неудачной. В конце концов, эта община живет, а ваша - пока нет. Разумеется, возможны и исключения, при которых люди, не имевшие подобного опыта, могут создать жизнеспособное поселение. Когда-то так и начинались первые поселения. Но для этого необходимы либо большие стартовые ресурсы, либо исключительные качества лидеров. Так что лучше все-таки поучиться.

Общество будущего, как хотелось бы большинству участников таких проектов и как предполагают идеи общинного самоуправления, должно быть лишено властной иерархии. Однако первоначально успешные проекты, как правило, иерархичны. И лишь позже, когда большинство общинников начинают принимать реальное, а не формальное участие в решении общих вопросов, начинается движение к демократии и самоуправлению. Формально демократия предполагается с самого начала, но более волевое и образованное меньшинство без особых проблем проводит необходимые решения. Возникновение реальной низовой демократии и самоуправления связано с культурным ростом общинников.

Таким образом, оптимальной социальной структурой поселения представляется следующая: реальные лидеры (носители идей, энергичные члены общины, которые первоначально берут решение вопросов на себя), полноправные общинники (готовые брать на себя не только все права, но и все обязанности, связывающие с общиной свою жизнь), волонтеры (временные жители общины, не готовые дать обязательства, необходимые для постоянной жизни в общине, и потому лишенные некоторых прав - в решении основных вопросов должны принимать участие те, кто живет здесь не временно), дети (их статус примерно равен статусу волонтеров - максимум возможных прав, с теми ограничениями, которые накладывает неполнота обязанностей). Различие в статусе общинников и волонтеров позволяет сохранять руководство за ядром общины, которое не размывается случайными людьми. Отбор в число постоянных общинников должен быть тщательным - по принципу психологической совместимости. Если человек не может менять себя и вписываться в возникший ранее коллектив, может быть, ему стоит набраться опыта и основать другую общину. В то же время приток волонтеров позволяет присмотреться к потенциальным членам общины и привлечь к этому образу жизни больше людей, чем могли бы позволить изначальные материальные условия.

Создавая альтернативное поселение, не стоит забывать и о том, что оно должно быть тесно связано с окружающим миром, следить за происходящими в обществе процессами, использовать его ресурсы для своего развития, для создания инфраструктуры, которая позволила бы при необходимости отказаться от ресурсов большого мира, максимально сохранив комфорт и творческие возможности. В то же время привлекательность и жизнеспособность общинной альтернативы дает шанс на разрастание этого движения и постепенное, некатастрофичное изменение существующего общества. Эти очаги социального творчества дают шанс на переход к творческой цивилизации тем, кто к этому готов. Важно, чтобы грядущее "Великое переселение народов" не смело креативные поселения. Но это уже вопрос политической практики и нашей воли к созиданию.

Александр ШУБИН,
кандидат исторических наук

Источник материала.

 
Loading...

Друзья сайта

Всеправославная социальная сеть

Молодёжный сайт

Баннер ОКВ СкР

Интернет-магазин ДЕЛОКРАТ

Православные МО

Мы в сети

[info]rusobschina в Живом Журнале

Наша группа ВКонтакте


ВЫЖИВАЕМ

Русский образ

Ермолов
Image Detail
1633
Image Detail
05
Image Detail
Проект "Рез...
Image Detail
1
Image Detail

Яндекс цитирования