Русская Община

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Начало Культура Русский язык без настоящего?

Русский язык без настоящего?

E-mail Печать

alt

Даже говоря о действии, совершаемом в данный момент, русский норовит избежать настоящего времени. По мнению писателя и культуролога Леонида Сторча, всё от того, что мироощущение русской культуры направлено на прошлое или на будущее и настойчиво избегает настоящего.
 
В русском языке для обозначения действия, происходящего в данный момент, часто используются глагольные формы не настоящего, а прошедшего или будущего времени. Например, когда русский человек уходит из гостей, он говорит: «Ну я пошёл» (пошёлпрошедшее время, ср.: англ. I аm leaving). Если он хочет прикурить у прохожего, то спрaшивает: «У вас огоньку не будет?» (будетформа будущего времени, ср.: англ. Do you have а light?). Выражая свои пожелания, он скажет: «Хочу, чтобы у меня было сто рублей», или «сто друзей», или «чтобы не было войны» (былопрошедшее время). Заметьте, что это не совсем сослагательное наклонение, предполагающее, как во многих романских или германских языках, использование формы прошедшего времени. Глагольные формы прошедшего времени используются даже в повелительном наклонении, для обозначения приказа: «Ну-ка встал и убрал за собой!». Таким образом, русский язык обнаруживает любопытную тенденцию к бегству от настоящего, предпочитая заменять его на прошлое или будущее.
 
Не потому ли и мироощущение русской культуры направлено или на прошлое, или на будущее? Не потому ли она настойчиво избегает настоящего? Русские писатели и политики порой более озабочены тем, что происходило вчера или произойдёт завтра, чем тем, что происходит сейчас. Они рассуждают о светлом будущем и пытаются понять, что было бы со страной, если бы не монгольское нашествие или не большевистская революция. Вся современная российская политика грешила недостаточным вниманием к настоящему, прошлое и будущее были компасом и парусом российской истории новейшего времени. Идеологическая культура, да и массовое сознание страны, была озабочена ролью Ивана IV и Петра I в развитии России, переживала о судьбе неудачников-декабристов, мучилась спекуляциями по поводу того, что произошло бы с отечественной литературой, если бы дуэли не отняли у неё Пушкина и Лермонтова. В 30-e годы при Сталине эта культура настойчиво выясняла, чем занимались её носители до революции или во времена НЭПа; в золотой век брежневской номенклатурщины – чем они занимались при Сталине; а в послесоветский период – что делали в период номенклатуры.
 
Откройте любой аналитический журнал, зайдите на любой дискуссионный сайт – и вы станете участником увлекательнейших дискуссий о прошлом: все языки мира произошли от русского, а русской ведической литературе – много тысяч лет; Кирилл и Мефодий подкинули русскому народу чуждую ему письменность; до Петра на Руси лучше жилось; Бородино мы проиграли, и Москву сами подожгли; Чечню отпускать нельзя: зря мы что ли в борьбе с Шамилем столько крови пролили; Сталин сам развязал Вторую мировую; генерал Власов – патриот, а не предатель; латвийские партизаны – бандиты, а не патриоты. Список горячих тем можно продолжать очень долго, вплоть до событий сегодняшнего дня: нарушали ли Pussy Riot правила Лаодикийского и Трулльского соборов или нет?..
 
Сознание обычного русского – того, что любит ходить раз неделю в баню, выпить после бани водки и потолковать о загадочности русской души, – сознание этого вечного разночинца мечтательно устремлено в прошлое. «Раньше лучше было», «нет, раньше ещё хуже было», «раньше такого вообще не было» – говорит он. Над этим разночинцем всегда возвышался интеллигент-просветитель, видящий свою великую миссию в спасении человечества. Сидя на веранде своей дачи, у стола с самоваром, он прикладывал руку к груди, где сувениром висел лоскуток акакиакакиевской шинели, и, обращаясь к проходящему мимо народу, проникновенно восклицал: «Скоро будет лучше! Будущее прекрасно!». А потом возвращался к чаепитию. Ни разночинец, ни интеллигент не мыслили категориями настоящего. Заметьте, что и автор этих строк строит свои рассуждения, главным образом прибегая к примерам из прошлого.
 
Если считать, что у русского глагола три дочери, три категории времени, то категория настоящего – явно самая нелюбимая дочь. Функционирует она не в роли Золушки, но (по аналогии с Иваном-дураком) – в роли Настьки-дуры, которая приходится русскому языку даже не дочкой, а скорее, падчерицей. О ней не думают, ею не интересуются, с нею никто не советуется. Такое пренебрежение имело и имеет драматические последствия для русской ментальности и для всей русской культуры. Впрочем, трудно сказать, что здесь является причиной, а что следствием.
 
Как бы то ни было, настоящее давно уже стало для России блеклой тенью прошлого, ненужным трейлером к будущему. Те немногие, которые умеют ценить настоящее и извлекать из него пользу, пристроились у кормила власти. А мы по-прежнему пребываем в полудреме, живя воспоминаниями о былом величии и ожиданиями возрождения величия. Не пора ли очнуться?
 
Леонид Сторч
 
По материалам russkiymir.ru
 
Loading...

Друзья сайта

Всеправославная социальная сеть

Молодёжный сайт

Баннер ОКВ СкР

Интернет-магазин ДЕЛОКРАТ

Православные МО

Мы в сети

[info]rusobschina в Живом Журнале

Наша группа ВКонтакте


ВЫЖИВАЕМ

Русский образ

Золотые вра...
Image Detail
Навеки вмес...
Image Detail
Картина Оле...
Image Detail
3131
Image Detail
Казак
Image Detail

Яндекс цитирования