Русская Община

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Начало История Н.Н. Неплюев: новое «обретение»

Н.Н. Неплюев: новое «обретение»

E-mail Печать

Тех из членов Преображенского братства, кто читает Неплюева сегодня, не может не поражать глубокое и полное узнавание описанного им опыта. Почти нет страниц, которые не читаешь будто свои собственные слова - но только сказанные сто лет назад.

 

В мире, где люди так часто оказываются разобщены и одиноки в одной квартире, за одним столом и даже в одной постели, именно это чудо узнавания свидетельствует нам: даже у тех, кто разделен историческим опытом, социальным происхождением, веками и тысячелетиями могут быть «одна душа и одно сердце» - стоит лишь всерьез, а не на словах, захотеть и стать достоянием Божьим. Конечно, как и всякое чудо, это трудно передать словами - разве что в мифе или в стихах, а не в строчках документов и не в жанре рецензии. Но все-таки мы надеемся помочь нашим читателям сделать шаг к тому, чтобы пережить это самим.

***

Н.Н. Неплюев. 1877 г.Когда Н.С. Лесков в 1870-80-х гг. создавал свой знаменитый цикл рассказов-притч о «народных праведниках», то он, очевидно, был движим разными мотивами. С одной стороны, глубоким отвращением к набившей всем оскомину обыденности, усталостью от свинцовой тяжести безблагодатной «рутины» русской жизни (и в первую очередь - для него, как самого, может быть, «воцерковлённого» из больших русских писателей XIX века - рутины обрядовой церковности). С другой - горячим желанием достичь настоящей евангельской правды, нащупать, пусть и художественными средствами, образ жизни в такой правде (т.е. близкого к тому, что спустя столетие другим значительным русским писателем будет названо «жизнь не по лжи»). И получившиеся образы этих праведников, даже если конкретные их прототипы реально и не существовали, обладают большой внутренней убедительностью - именно в силу своих подлинных евангельских черт. Каковы же эти важнейшие черты? Инаковость по отношению к миру; жертвенность, милосердие и одновременно строгий суд; беззлобность по отношению к людям и внешне неосязаемое, но твёрдое внутреннее противостояние злу; ясное и чёткое (духовное, не по прописям) различение добра и зла, правды и греха в повседневной жизни. Настолько эти качества выпадают из бытовых представлений о православной «религиозности», что окружавшие лесковских героев «обыденные» персонажи постоянно допытываются - како же оне на самом деле веруют1?.. Такая придавленность «рутиной» и мучительные поиски выхода из неё не есть лишь индивидуальное самочувствие Лескова. Многие достойные, и даже лучшие, современники терзались тем же вопросом. Чего стоит знаменитое гоголевское «Грусть от того, что не видишь добра в добре» и тяжкий вздох митр. Филарета Московского «Несчастие нашего времени то, что количество погрешностей и неосторожностей, накопленное не одним уже веком, едва ли не превышает силы и средства исправления...» Лесковские «праведники» приносят с собой какой-то свет, освещающий мрак, но насколько же они одиноки!.. Как же всему народу жить по правде? И осуществимо ли это в принципе?

Книги Н.Н. Неплюева, представляющие как его личный духовный опыт, так и опыт основанного им христианского Трудового братства, приоткрывают пути ответа на этот вопрос, не потерявший своей остроты и актуальности и поныне. Неслучайно Преображенское братство начало издание целой серии, названной «Беседы о братстве». В первую книгу вошли опубликованные до 1917 г. работы Неплюева «Голос верующего мирянина по поводу предстоящего Собора» (открытое письмо в преддверии ожидавшегося тогда Поместного собора Русской церкви, написанное в 1906 г.) и «Путь веры» (цикл лекций об опыте братской христианской жизни, прочитанный Неплюевым в Московской духовной академии в 1907 г.).

То новое «обретение» неплюевского наследия, которое совершается в последние несколько лет, не может не восприниматься как знамение свыше. Особенно удивительным оно представляется в свете тех обстоятельств, что и при жизни своего основателя братство находило горячую поддержку и многих сочувствующих, но его опыт не получил широкого распространения и осмысления (впрочем, имелось и множество врагов; но для любого, хоть как-то старающегося жить по-христиански, это не является большим откровением). Журнал «Православная община», издававшийся Преображенским братством в 1990-е гг., публиковал некоторые материалы о Неплюеве. Поэтому нельзя сказать, что его имя было совсем неизвестно. И всё же значение этого братского опыта находилось до времени как бы «под спудом». Тем более что вошедшие в рассматриваемый сборник работы действительно не могли быть доступны широкому кругу читателей. А они, особенно «Путь веры», представляют собой значительный, просто колоссальный интерес. Почему?

Увидеть и понять это одновременно и просто, и сложно. С одной стороны, принципы устроения общей и личной жизни, предлагаемые Неплюевым, по-евангельски совершенно просты. Просты и общеизвестны, можно сказать, выведены «по прописям» - но при этом в рутинном сознании людей совершенно неисполнимы! Поэтому многие из недоброжелателей Неплюева неустанно упрекали его в утопизме. Ведь где же это видано в нашем мире, чтобы общая жизнь строилась на евангельских основаниях? Утверждать такое может лишь утопист, наивный романтик или просто не вполне вменяемый человек. Такое сознание насквозь пропитало тогдашнее российское общество - при том, что формальное православие было теснейшим образом вплетено в ткань государственной и общественной жизни. Именно в этой «шизофрении» общественного сознания: формально признаваемая православная «религиозность» - при полном отвержении силы и неверии в саму возможность жизни по вере, Неплюев видит главную причину той самой «рутины», которая покрыла толстым слоем мертвящего праха всю российскую действительность (впрочем, как и жизнь других народов, именовавшихся христианскими), под которым задыхается всё живое.

В ответ Неплюев предлагает то, что он называет ясной «логикой веры, действуемой любовью». По-учительски он многократно повторяет эти мысли в своих произведениях, поэтому они прекрасно ложатся на ум и память любого читателя. Впрочем, небесполезно некоторые из этих «базовых принципов» привести и здесь. Это всеобщее покаяние в отступлении от «верховного закона христианского Откровения», закона «любви к ближнему в свете любви к Богу»; свободное отдание себя в руку Божью (чтобы мог осуществляться духовный закон совершения силы Божьей в немощи человека); хождение в жизни «верою, а не видением»; воплощение веры в жизни, их «обратная связь» (т.е. жизнь по «вере, действуемой любовью»); обретение свободного братского единодушия и единомыслия - в т.ч. и отделением от «злой закваски» (т.е. от тех людей, которые устройство своей жизни полагают в «свободе от Бога», т.е. в жизни по индивидуальным или общественным, принятым в мире сем «похотям сердца»).

Все эти вещи, хотя и звучат совершенно традиционно (хотя бы потому, что практически полностью состоят из слов Священного Писания), могут показаться на первый взгляд немного абстрактными. Ведь они, казалось бы, описывают некие общие принципы, не давая конкретных указаний для устроения личной и тем более общей жизни. Вдобавок, некоторые из них (например, «отделение от злых») входят в явное противоречие с обыденным представлением о норме христианской «благочестивой» жизни. Однако реальный практический опыт самого Неплюева и - что важнее - опыт его братства свидетельствует не просто о реализуемости этих принципов в жизни, но - по признанию Николая Николаевича - об исключительной благодатности жизни, устраиваемой на этих началах. Более того: эти «общие» принципы дают пространство Духу находить разнообразные конкретные формы воплощения. То, о чём лучшие люди могли только безнадёжно мечтать (см. приведённые в начале цитаты), стало реально осуществляться в жизни братства и его членов. Осуществляться не только в его и их внутренней жизни, но и сообщая благодатное действие на окружающих, на церковь и на общество (в этом - один из признаков глубокой подлинной церковности Неплюева и его братства).

Недостаточно сказать, что Н.Н. Неплюев имел горячее верующее сердце. Недостаточно сказать, что он стремился к воцерковлению, евангелизации всех сторон жизни (хотя тогда эти понятия еще только рождались). Недостаточно сказать, что он, судя по его дерзновенному свидетельству, имел настоящий мистический опыт и личное духовное призвание от Бога. Недостаточно сказать, что он был ревнителем настоящего и широкого духовного просвещения. Все эти качества в той или иной мере проявлялись у разных достойных, а подчас и просто святых людей, в том числе его современников. Одним из важнейших его духовных открытий (если не главным) является то, что он по-новому (и одновременно глубоко традиционно) поставил центральные вопросы экклезиологического характера, понудив церковь задуматься об аутентичных основаниях и нормах своей жизни. Поставил, в чём-то предвосхитив здесь блестящую теоретическую разработку экклезиологических проблем в «парижском» богословии XX в. И не просто поставил, но, по наитию от Бога, стал успешно решать, воплощая в практике жизни своего Трудового братства. В частности, одним из таких нелёгких вопросов является вопрос о границах Церкви. Неплюев абсолютно верно понял, что без качественной постановки и решения этого вопроса вряд ли можно говорить хоть о какой-то совместной, единодушной и единомысленной, жизни по правде, о каком-то собирании и единении народа Божьего во Христе. Этим продиктовано, в частности, его требование покаяния в отступлении от «верховного закона христианского Откровения» (покаяния всеобщего, даже для церковной иерархии!), а также бескомпромиссная позиция в вопросе необходимости «обособления от зла и злых» - то, что тогда, в условиях аморфно-рыхлого и одновременно глубоко стратифицированного, уже вполне классово-антагонистического российского общества, застывшего в шаге от революционной бездны, вызывало недоумение и неприятие. А вопрос о границах Церкви, как мы сейчас понимаем, с неизбежностью ставит вопросы о должной подготовке к вступлению в Церковь и о духовном качестве её внутренней «повседневной» жизни.

Опыт неплюевского братства чрезвычайно, жизненно актуален в наше время - время наметившегося после многолетнего «застоя» оживления церковной жизни. Диагноз, поставленный свт. Филаретом в середине XIX в., нисколько не изменился, если не усугубился. Поэтому любой подлинный опыт, могущий внести лепту в создание системного, целостного видения и понимания образа и нормы жизни церкви в современных условиях, должен быть востребован. Опыт Крестовоздвиженского трудового братства являет собой здесь настоящую драгоценность. Его использование и обязательное широкое и вдумчивое обсуждение могут оказать неоценимую помощь в вопросах разработки и реализации современной концепции реального и действенного возрождения катехизации и общинно-приходской жизни в Русской церкви (что, кажется, становится насущной потребностью всё больших слоёв церковного общества). Несмотря на частичные анахронизмы и неизбежные человеческие ошибки, в нём, как представляется, содержатся подлинные евангельские, кафолические, апостольские зёрна. Важно подготовить почву, чтобы дать им прорасти и принести столь чаемый плод.

--------------------

1. Один из наиболее комичных случаев дан в рассказе «Несмертельный Голован».

Максим Дементьев

Фотография предоставлена В.Н. Авдасёвым, директором музея «Трудовое братство Н.Н. Неплюева» (с. Воздвиженск, Сумская область)

--------------------------------------------------------------------------------

Обещаю не искать своего
Мы публикуем фрагмент документа, включенного в одну из книг серии «Беседы о братстве»1. Это некоторые из обетов, приносившихся при вступлении в Крестовоздвиженское православное трудовое братство.

Вступая в число членов Крестовоздвиженского православного трудового братства, даю на все время моего пребывания в нем следующие обещания2.

...8. Обещаю помнить, что радость братского общения - венец подвига, и честно стать на путь трех основных братских подвигов: веры, любви и труда.

11. Обещаю не мириться в себе с гордостью, злобой, ленью духовной, холодностью и равнодушием, а непрестанно стремиться возрастать в любви, в разуме и бодрой деятельности на пользу дела Божия и братьев во Христе.

12. Обещаю быть воздержанным в пище, питии, довольствоваться скромной, недорогой одеждой и обстановкой для себя и для семьи моей; не курить.

13. Обещаю везде и всегда соблюдать достоинство человека и христианина; не лгать, не пустословить, не впадать в грубое шутовство, не только не сквернословить, но тщательно избегать всякой грубости и пошлости как в словах, так и в поступках.

14. Обещаю везде и всегда стараться быть достойным имени чада Божия и члена православного Трудового братства, вести себя скромно, просто, с достоинством, быть правдивым, доброжелательным, приветливым, уважительным и учтивым.

17. Поступая в Трудовое братство не ради материальных выгод своих или своей семьи, обещаю не искать своего, не продавать братьям за дорогую цену данные мне Богом таланты, каковы ум, физические силы и самую жизнь мою, а даром с любовью отдавать все, что даром получил от Господа Бога, не попрекая братьев и в том случае, если мне кажется, что они недостаточно меня ценят, любят и уважают, с доверием и смирением предоставляя Господу Богу и братьям во Христе оценку моих достоинств и заслуг.

18. Обещаю высоко ценить честь принадлежности к Трудовому братству, быть глубоко и сердечно благодарным братьям, допустившим меня в свою среду и тем доставившим мне и моей семье возможность жить в этом убежище для кротких, где мы ограждены от стольких скорбей и соблазнов.

20. Обещаю, признавая себя ответственным членом Трудового братства, никогда не относиться к братству и братьям в духе недоброжелательного критиканства, а честно и настойчиво стремиться убедить братьев в справедливости моих взглядов и в необходимости устранить замеченное мною зло или осуществить желаемое мною добро, не опасаясь неблагоприятных для меня последствий моей откровенности и настойчивости, признавая такое поведение для себя долгом христианской совести, веры, любви и чести.

21. Относясь с любовью и уважением к иконам, на которых руками человеческими изображены и молитвой и окроплением святой водой освящены лики святых, обещаю помнить, что с тем большим уважением и любовью я должен относиться ко всякому человеку, живому образу и подобию Божию, Самим Богом созданному и многими таинствами освященному, тем более к братьям во Христе, тем более к лицам, которых Трудовое братство, выбрав на ответственные должности, удостоило особым доверием.

23. Зная, как много зла происходит от легкомысленных отношений между мужчинами и женщинами, обещаю обдуманно и честно устанавливать свои отношения ко всем окружающим.

26. Обещаю смиренно и терпеливо переносить и всем сердцем прощать обиды, наносимые мне и близким моим, предоставляя суд и защиту Братству трудовому.

29. Вне Братства обещаю везде и всегда высоко дорожить честью и добрым именем Трудового братства, стараясь поведением своим оставаться его достойным, избегая дурного сообщества и всякого собрания, в котором присутствие члена Трудового братства почему-либо нежелательно.

Материал предоставлен Наталией Игнатович

--------------------

1. Второй том этой серии, которую готовит к изданию РИО КПЦ «Преображение», выйдет в свет в апреле 2010 г. Он включает в себя два сочинения Н.Н. Неплюева - «Беседы о трудовом братстве» и «Частное ответное письмо Н.Н. Неплюева на письмо священника Иванова».

2. Трудовое братство и школы его. СПб., 1900 г. Братские обеты при поступлении. С. 119-123

КИФА №4(110) март 2010 года

Источник материалов.

 
Loading...

Друзья сайта

Всеправославная социальная сеть

Молодёжный сайт

Баннер ОКВ СкР

Интернет-магазин ДЕЛОКРАТ

Православные МО

Мы в сети

[info]rusobschina в Живом Журнале

Наша группа ВКонтакте


ВЫЖИВАЕМ

Русский образ

Военный пла...
Image Detail
ПВПК "Добро...
Image Detail
1219
Image Detail
129
Image Detail
07
Image Detail

Яндекс цитирования