Русская Община

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Начало Публикации Поделиться Русская армия в югославском конфликте

Поделиться Русская армия в югославском конфликте

E-mail Печать

Русская армия в югославском конфликте

Югославия - самая успешная страна социалистического лагеря. Она должна была в начале 1990-х годов безболезненно перейти к рыночной экономике и быстро интегрироваться в Евроструктуры.

Но вместо счастливого европейского будущего страну ожидало кровавое десятилетие гражданских войн. Львиная доля ответственности за это лежит на коллективном Западе, который, воспользовавшись уходом великого Советского Союза с мировой арены, развязал эти конфликты.

С самого начала кризиса на территории бывшей Югославии в разных формах стали присутствовать иностранные военные, в том числе и российские.

Военная миссия в республиках бывшей Югославии стала первой зарубежной для российской армии.

Вуковар

После восьми месяцев конфликта между хорватами и сербами в 1991 году, между враждующими сторонами было достигнуто перемирие, по условиям которого между сербами и хорватами должны были встать войска ООН. В составе этой миссии оказался русский батальон.

Российский батальон войск ООН в 1992 году расположился в области Западная Словения, на севере бывшей Югославии недалеко от границ с Венгрией. Здесь находится знаменитый город Вуковар. В этом районе российский контингент соседствовал с бельгийским.

Формировался этот контингент личным составом из Воздушно десантных войск, в том числе и солдатами срочной службы. Миссия оплачивалась из бюджета ООН, поэтому военнослужащие получали денежное довольствие в долларах: сначала солдаты получали по 300 долларов, в последствии это жалование выросло до 1000.

У наших военных сразу сложились хорошие отношения с сербами, в том числе и с самим легендарным Арканом (Желько Рожнятович). Сербская добровольческая гвардия «Тигры Аркана» располагалась вблизи наших военных.

Сараево

Весной 1992 года гражданская война началась в Боснии и Герцеговине. В отличии от войны в Хорватии, она приобрела затяжной характер. На первом этапе войска ООН здесь находились в небольшом колличестве.

5 февраля 1994 года в боснийской части Сараева прозвучали два взрыва: первый на рынке Маркале – 68 погибших, второй в очереди за водой – 10 погибших. Пострадали в основном боснийцы мусульмане.

НАТО обвинило сербов в этих трагедиях и предъявило сербскому руководству ультиматум, с требованием отвести войска от Сараева. В противном случае угрожали бомбардировками.

Сразу же возникли сомнения о том, что сербы причастны к этим взрывам. В докладе штаба миротворческих сил говорилось, что мина на Маркале скорее всего «была выпущена с территории, контролируемой боснийцами, а не сербами».

Казалось, натовских бомбардировок сербам не избежать. Боснийцы на своём телевидении в Сараево запустили обратный отсчёт времени, считая буквально минуты до окончания срока натовского ультиматума .

Помощь сербам пришла неожиданно – от русских. Почему неожиданно? Дело в том, что в югославском вопросе Российская Федерация с 1991 года занимала антисербскую позицию, главой.

МИДа тогда был проамериканский политик Андрей Козырев. В 1992 году Россия поддержала международные санкции против сербов.

Но что-то поменялось в Москве к 1994 году, и теперь российские дипломаты предложили план, который должен был уберечь сербов от натовских бомб.

Суть этого плана заключалась в следующем:

- обе стороны отводят тяжёлое вооружение от линии фронта в районе Сараева;

- между сербскими и боснийскими войсками в районе Сараево устанавливается буферная зона;

- с боснийской стороны в буферной зоне располагаются французские и украинские контингенты войск ООН;

- с сербской стороны в буферной зоне располагается российский контингент войск ООН;

Неожиданно НАТО приняло российский план, и не успел ещё сараевский таймер остановиться, как российские БТРы с бравыми десантниками на борту въезжали в пределы Сербского Сараева.

Сербы на всём пути восторженно встречали своих спасителей. В люки БТРов засовывали целых запечённых на вертеле ягнят, бутылки ракии – сербской фруктовой водки. До сих пор русские солдаты – участники тех событий -- со слезами на глазах вспоминают об этом, ведь они реально почувствовали себя воинами – спасителями и освободителями. Через 5 лет подобная встреча повторилась в Косово.

Эта группа российских войск была срочно переброшена своим ходом из-под Вуковара. Наши миротворцы расположились цепочкой опорных пунктов вдоль линии фронта. В таком опорном пункте располагался взвод десантников со штатным вооружением с приданным БТРом. Главная база русского контингента была в здании бывшей школы югославской милиции.

Русские фактически стояли бок об бок с сербскими войсками. Напротив них, через нейтральную полосу и минные поля стояли боснийцы, французы и украинцы.

С приходом миротворцев в Сараево наступили мирные дни. Прекратились обстрелы с обоих сторон, люди стали не боясь снайперов передвигаться по улицам.

Один из русских опорных пунктов находился в районе, который назывался Еврейское кладбище. Тут же, уже как полгода, располагался Третий русский добровольческий отряд, воевавший в составе сербской армии. Командовал этим отрядом легендарный Александр Шкрабов, бывший морской пограничник из Крыма, общее количество добровольцев было примерно 30 человек.

У русских добровольцев и русских миротворцев сложились прекрасные отношения. Добровольцы и миротворцы ходили друг к другу в гости, совместно отмечали праздники. Добровольцы постоянно нуждались в продуктах, деньгах, жалование у них было не более 10 долларов, наши миротворцы выручали их. Они оказывали гуманитарную и медицинскую помощь и мирному сербскому населению. Некоторые из миротворцев проникались происходящим вокруг и даже пытались вступить в ряды русских добровольцев. Но выполняя договорённости с российским командованием Александр Шкрабов неизменно отклонял подобные просьбы.

В районах, где находились российские войска, расцвела торговля и появились разнообразные заведения общественного питания. Некоторые владельцы кафе и ресторанов пытались даже воспроизводить блюда русской кухни. Русские не скупились, их все любили.

Внешний вид у наших бойцов был очень бравый – крепкие, подтянутые, спортивного вида, в новой камуфлированной форме. Сербам особенно нравилось сочетание синего берета и тельняшки. В этом смысле наши отличались от миротворцев других стран, особенно украинцев, которые были не очень опрятны.

В те времена возле Сараево можно было видеть такую картину – российский БТР-80, выкрашенный белым цветом с выведенными на нём большими черными буквами UN, мчится по горным дорогам, а на его броне кроме бойцов в синих беретах много сербов – гражданских. Во время войны не было общественного транспорта и люди передвигались автостопом. Порой на перекрёстках скапливалось несколько десятков путников. И вот подъезжает русский БТР, останавливается и сколько может берёт на борт людей, женщины и дети внутрь, остальные на броню.

С боснийцами у наших военных отношения не складывались, их руководство открыто заявляло что не доверяет русским. Провокации с их стороны следовали одна за другой. А сараевское боснийское радио открыто называло наших военных ограниченными в культурном плане людьми, которым не доступны для понимания высокие европейские ценности.

Наш контингент в Сербском Сараево простоял больше года. Летом 1995 года боснийцы начали широкомасштабное наступление по всему фронту, они также напали на некоторые русские опорные пункты, среди наших бойцов были погибшие и раненые. По приказу командования российские миротворцы в срочном порядке покинули Сараево. Оговорюсь здесь, что боснийское летнее наступление успеха не имело.

Андрей Демуренко

28 августа 1995 года произошла вторая провокация – опять взрыв на рынке Маркале, опять десятки погибших и опять обвинения в этом злодеянии сербов.

Американский президент той поры Билл Клинтон заявил: «больше нельзя ждать, настало время жестоко ударить по боснийским сербам». Незамедлительно на сербов посыпались натовские бомбы, а армии боснийцев и хорватов перешли в наступление.

В составе войск ООН в Сараево был русский офицер полковник Андрей Демуренко, он занимал высокую должность начальника штаба - заместителя командующего миротворческих сил ООН в Боснии и Герцеговине. Этот офицер провел собственное расследование и в интервью "Ассошиэйтед Пресс" 2 сентября 1995 года, заявил, что взрыв на Маркалах является очередной провокацией, сербы физически не могли попасть по месту трагедии. Это был настоящий подвиг настоящего русского офицера.

Углевик

В конце 1995 года были заключены Дейтонские мирные соглашения, положившие конец гражданской войне в Боснии и Герцеговине. Для проведения в жизнь мирного договора был введён 50 тысячный иностранный контингент, страна была разделена на три зоны – французскую, британскую и американскую.

Однако первоначальный план предполагал раздел страны на две зоны, по тому же принципу, как это было в Сараево в 1994 году. Одна зона на землях хорватов и боснийцев занималась натовскими войсками, другая -- сербская -- российскими и близких к России государств (Белоруссия, Казахстан и т.д.). Для согласования с сербами мест дислокации из Москвы в главный штаб Войска Республики Сербской приезжала русская военная делегация. Но в итоге этот план не был принят.

В составе американской зоны на севере страны расположилась русская бригада, главная база которой находилась в городе Углевик. Поначалу русские войска должны были располагаться в районе города Брчко. В этом месте проходит узкий коридор, который делит Республику Сербскую (так называется страна боснийских сербов) на западную и восточную часть. Но в последний момент американцы переиграли и выделили русским район, не важный со стратегической точки зрения.

Началась новая страница пребывания русских войск в бывшей Югославии. Служба в городе Углевик была спокойная и размеренная. Тут тоже были в основном десантники. За годы пребывания здесь наши военные не плохо обжились. Была построена церковь святого князя Александра Невского. Сербами вынашивается план установки памятника нашим миротворцам.

Углевик, хоть и не был стратегически важным местом, но русская база в этом районе сыграла важнейшую роль в начале лета 1999 года.

Приштинский бросок

В 1998 году взбунтовались албанцы в сербском Косово. В марте 1999 года натовцы начали бомбить Союзную Республику Югославию (СРЮ, в неё входили Сербия и Черногория). Бомбардировки продолжались два с половиной месяца.

НАТО не в состоянии было добиться поставленных целей, они боялись переходить к наземной операции. Руководство США обратилось к России с просьбой уговорить сербов прекратить сопротивление.

Русские эту просьбу выполнили. По плану урегулирования конфликта в сербском Косово должны были разместиться войска НАТО по боснийскому принципу. Россия потребовало себе отдельную зону на севере края, там в основном проживали сербы. Поначалу американцы согласились, а потом отказались от своих слов.

Несогласное с этим российское руководство решило действовать самостоятельно. Из Боснии с нашей базы в Углевике под покровом ночи через территорию большой Сербии была переброшена в Косово на приштинский аэродром колона русской боевой техники с десантниками на борту. Это случилось 12 июня 1999 года.

Приштинский бросок вызвал бурю эмоций во всём мире. На Западе были в шоке от таких действий, на сутки было задержано вторжение натовских войск в Косово. Сербы и русские ликовали, у них появилась надежда на то, что Россия стала меняться и вскоре начнёт проводить самостоятельную политику в своих интересах.

Российское руководство решило обеспечить себе зону ответственности на севере Косова. После взятия под контроль приштинского аэродрома планировалось на него доставить военно-транспортной авиацией 10 тысяч десантников из Тулы, Рязани, Пскова и Иванова. Самолёты Ил-76 стояли загруженные и ждали только команду к вылету. Операция так блистательно начатая, завершилась, увы, ничем. Российские самолёты не смогли вылететь из-за того, что Венгрия, Румыния и Болгария отказали в воздушном коридоре.

Приштинский бросок имел свою предысторию. В мае 1999 года российский майор Юнус-Бек Евкуров получил секретное задание: в составе группы из 18 спецназовцев скрытно проникнуть на территорию Косова, взять под контроль аэропорт в Приштине и подготовиться к прибытию основных сил. С этой задачей наши спецназовцы отлично справились. Во время натовских бомбардировок в Косово действовали британские и американские силы специальных операций.

Россия не смогла получить свою зону ответственности в Косово. Тем не менее, одна российская бригада была размещена здесь до 2003 года, в который Российские войска покинули не только бывшую Югославию, но также Кубу и Вьетнам.

Больше десяти лет наши миротворцы находились на территории бывшей Югославии. Самой яркой страницей этого прибывания стал легендарный приштинский бросок наших десантников 12 июня 1999 года. В какой-то степени это событие можно считать началом возрождения России.

 

Александр Кравченко

Апрель 2023 года

 
Loading...

ВЫЖИВАЕМ

Русский образ

Руссие крас...
Image Detail
ПВПК "Добро...
Image Detail
У нас всё р...
Image Detail
Рождественн...
Image Detail
Паломническ...
Image Detail

Яндекс цитирования